Клуб практиков • Просмотр темы - Долган рассказы о якутских шаманах
Текущее время: 19 авг 2019, 12:34


Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 21 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Долган рассказы о якутских шаманах
Новое сообщениеДобавлено: 29 окт 2018, 23:18 
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 15 мар 2013, 21:26
Сообщений: 27549
Откуда: из загадочной страны:)
Медали: 35
Cпасибо сказано: 6573
Спасибо получено:
70343 раз в 19393 сообщениях
Магическое направление:: Руническая магия
Очков репутации: 16287

Добавить очки репутации
Вскоре подули холодные ветра. Растеряв яркие краски, поблекла тайга, припорошил землю первый снег, прикрыв аласы белым покрывалом. В полнолуние, на взгорье, у подножия которого рассыпался наслег, показался силуэт всадника. Он спустился в низину, немного придержал коня у пепелища на окраине, и серой тенью проскользнул меж спящих домов. Ни один пёс не известил хозяев о появлении чужака. Всадник доехал до дома конюха и спешился. В эту самую ночь у того должны были ожеребиться две резвые, молодые кобылы. В ожидании, конюх часто курил, забивая заморским табаком дорогую трубку из кости. Время от времени он прохаживался от стены к стене и с волнением поглядывал на породистых лошадей в загоне. Вдруг, скрипнула тяжелая дверь. Хозяин бросил взгляд на кованые засовы и взялся за топор: - закрыты, видать померещилось – решил он и подсел к огню. Но тут кобылы заволновались, забили копытами и заметались в загонах пытаясь освободиться. Мужчина насторожился. Что могло напугать лошадей? Ласка? Волки? Не-е-ет, от серых лесным духом за версту тянет, собаки давно бы лай на всю округу подняли! И тут его огненная кобыла надломила загороди, и в один прыжок оказалась в центре амбара.

Размахивая гривой, она встала на дыбы, ее широкую грудь пронзила сломанная жердь, из раны сочилась темная кровь. Кобыла, хрипя припала на передние ноги и грузно завалилась на бок. Конюх был в полном замешательстве, доселе ему не приходилось видеть ничего подобного. Руки тряслись, он взмок от волнения. Склонившись над любимицей, он выдернул обломок и ладонью закрыл рану. Вот показался плод, ещё немного и всё.… Но что это? Жеребчик безжизненно уронил голову на землю, конюх метнулся к нему. Нет, не может быть! Мёртвый! Кобыла, истекая кровью, забилась в агонии. Конюх обнял её за шею и прижимая к себе умолял духов помочь несчастной, но духи остались глухи к его мольбам. Вот начала жеребиться вторая кобыла, но едва жеребенок вышел на свет, как лошадь всей тушей рухнула на него и откинув голову тяжело захрипела. Убитый горем мужчина, уткнулся лицом в колени и заплакал.

- По скотине слезы льёшь, а людей без жалости в горящей избе запер?
Конюх вздрогнул, и медленно обернулся. Его затуманенному взору предстал стройный мужчина в чёрном кафтане до пят. Переливаясь в тусклом свете волосы незнакомца, сползали по широким плечам, а могучую шею обвивали большие серебряные бусы.
- Ты же прекрасно знаешь, - продолжал непрошеный гость. – Что, скотина, птица неразумная, не дает приплода рядом с нечистой силой! – со зловещей ухмылкой на лице, произнес незнакомец и толкнул корыто с водой.

Конюх поднялся, вглядываясь в слабо освещенное лицо мужчины - Кто это? Неужто Эргиль? Я был уверен, что ты сгорел со своим чертовым семейством! Люди говорили, что слышали, как ты кричал в огне? Неужто лгали слабоумные? Но ничего, немного тебе осталось!
Полный лютой злобы конюх схватился за топор, он хотел броситься на Эргиля, но ноги его не слушались, они будто окаменели. Эргиль пристально глядел прямо в глаза обезумившему от ненависти врагу.

- Нет, не лгали тебе люди! Был я там, только духи мне жизнь даровали! Для семьи моей, что в огне сгорела, вода была бы спасением, а для тебя станет погибелью! Семью свою ты не прокормишь, коровы молока не дадут, на колени падут, зима будет лютая, зверь весь твой скот порежет, ни один твой конь не вернется с аласов. От каждого семейства, кто в руке факел держал, по дитю отдадите. Кто искать меня надумает, умрёт смертью страшной, ни кому пощады не будет! Забудьте ко мне дорогу, а вздумаете моего завета ослушаться, всех мором изведу. Сам запомни и другим передай. Пришло время вам долги отдавать.
После этих слов Эргиль словно растворился. Как только конюх смог двигаться, тотчас бросился к двери, гонимый желанием мести и дикой жаждой крови, но поскользнулся и грузно рухнул наземь. Топор вылетел из рук, перевернулся в воздухе и опустился точно в позвоночник. Конюх успел только вскрикнуть.

Все его тело, могучее и полное сил, словно сковало льдом. Он кричал, звал на помощь, но его никто не слышал. Осознавая, что участь его решена, и предсказание ненавистного ему Эргиля сбылось, конюх смиренно уронил голову и зарыдал от отчаяния. Поутру селяне увидели на снегу следы подков, не один кузнец в здешней округе не ковал таких. Позже обнаружили и конюха. Парализованный мужчина поведал обо всём, что произошло и хотя он предостерег народ, чтобы не искали Эргиля, пять горячих голов всё же нашлось. Через несколько дней двое смельчаков вернулись с обмороженными руками и ногами. Из обрывков рассказов стало известно, что охотники шли по следу, который вывел их на болото. Едва добрались до середины, как топь разверзлась под ними. В один миг поглотила темная жижа двух преследователей, остальные едва успели ухватиться за коренья, сами спаслись, а вот провиант с ружьями не уберегли. Продрогшие и грязные они выползли на берег. Ночью их окружили волки, одного из смельчаков голодные хищники разорвали на глазах попутчиков. Пока стая упивалась горячей кровью бедняги, охотники бежали. При свете луны беглецы нашли лабаз, на нем и заночевали. Утром отправились дальше, да провалились в берлогу.

В ужасе они бросились прочь. Унты мокрые, рукавицы потеряли, а тут как раз морозы ударили. Едва живые, чудом до дома добрались. Набравшись сил, озлобившиеся, они вновь засобирались, и лишь после смерти двух первенцев, что в каждом доме прибрала костлявая - присмирели, укротили свой норов, покорились воле духов. На коленях приползли к кузнецу с дарами и подношениями, чтоб просил милости у великого шамана!
А между тем, слухи об Эргиле расползлись до дальних окраин. И богатые, и бедные, что с открытым сердцем шли со своими бедами без труда находили дорогу к его калыману.
Как то приехал к нему посланец от богатого тойона.

Передал, что заболела у того младшая дочь, просит он помочь несчастной, за труды обещает щедро отблагодарить. Не раздумывая, Эргиль собрался в путь и уже к обеду был на месте. Богатый тойон поведал, что с некоторых пор с младшей дочерью происходит что-то неладное. Временами, она словно зверушка: извивается, прыгает, хохочет невпопад, кидается на всех и норовит укусить. Потом падает без чувств и лежит, а очнется, не помнит нечего, хоть убей! Эргиль велел крепко привязать её к полатям, и облачившись в кафтан начал камлание. Как только прозвучал звук бубна, выгнулась девица, оскалилась, заскрипели от натуги крепкие путы! Эргиль бросил в огонь коренья, плеснул зеленого отвара и тьма в одно мгновение окутала калыман. Сквозь едкий дым, шаман разглядел на груди у девочки уродливого карлика. Сгорбленный, с длинными прядями слипшихся волос и тёмно-жёлтыми зубами, что безобразно торчали из его слюнявого рта, он словно клещ впился грязными когтями в грудь несчастной девочки.

- Что тебе надо? – пуская вязкую слюну, с усмешкой произнёс он - это моё тело. Я теперь среди живых в среднем мире!
- Как же ты сумел покинуть свой мир? Ты нарушил запрет, великие духи тобой недовольны!
Уродец в ответ громко рассмеялся - Тусьпут открыл мне дорогу, своим камланием! Не видит он духов, только чувствует и то не каждый по его зову является! А ты Эргиль, очень могущественный! Оставь меня в покое, а я тебе пользу принести сумею!
- Каждому духу свое место! – грубо отозвался шаман, и бросил в огонь знакомые карлику предметы. Тот упал на пол и задёргался в судорогах. Озарив калыман свечением, у кровати больной появилась стройная девушка с длинными русыми косами. Она, молча протянула уродцу руку - Пойдём, там для тебя свежая кровь и печень!
Карлик скривил лицо, нехотя взялся за руку и они исчезли.

Закончив обряд, Эргиль вышел на улицу. Сильная головная боль и усталость валили с ног. Через силу выпив кружку густой жеребячьей шурпы, он вернулся в дом и тут же рухнул без сил.

- Отведайте нашего кумыса, вся усталость пройдет! – донеслась сквозь полудрему учтивая девичья речь. Эргиль вздрогнул, голос показался ему знакомым, но он не мог вспомнить, где слышал его прежде. Потирая заспанные глаза, шаман взял чорон из рук девушки и сделал несколько глотков. Кумыс действительно был очень хорош! Прохладный, в меру выдержанный, он играл приятным холодком на языке и расходился теплом в желудке. Уже много лет он не пробовал такого, сразу видно, что хозяева настоящие умельцы.
- Спасибо вам за сестру, ей уже лучше!

Юноша посмотрел на девушку и чуть не поперхнулся. Перед ним сидела Кюнней. Та же улыбка, взгляд, осанка. Эргиль опешил, ком встал в горле, теперь он засомневался, не сон ли это? Заметив смущение гостя, девушка улыбнулась, и на ее щеках заиграли ямочки.
- Я дочь тойона. Вообще то, живу в городе с дедушкой, но когда отец сообщил, что сестра занедужила, бросила все дела и сразу приехала. А зовут меня Кюнней, так меня дедушка назвал!

- Кюнней? - тихо повторил Эргиль, не отводя от красавицы взора. Что это? Веление духов или их игра, путались в голове мысли. Не может быть такого сходства. Возможно, именно об этом говорила молодая шаманка, когда обещала, что не оставит меня?
Девушка почтительно склонила голову и указала рукой на выход – Вас отец ожидает, без гостя к столу не велит садиться!

За трапезой тойон нахваливал Эргиля. Он в ярких красках обрисовывал обряд, утверждая, что якобы сам видел огромного духа в образе медведя с бычьими рогами, который трусливо бежал от заклятий шамана. Но Эргиль ничего не слышал и не видел, он глаз не сводил с дочери тойона. Кюнней украдкой разглядывала красивого мужественного юношу с правильными чертами лица, и тут их взгляды встретились, в их сердцах всполохнул огонь.
- А что ты на это скажешь? – ухватил обрывок последней фразы тойона Эргиль. Немного растерявшись, он обвёл взглядом именитых гостей и пожал плечами: - Я скажу одно, то, что говорил очень давно, уличив Тусьпута во лжи, он – мошенник! К тому же он опасен, другие шаманы, дали ему ключ – страшное заклятие чтобы открывать ворота в нижний мир и выпускать духов! Но самое ужасное, он не знает, как отправлять их обратно и закрывать ворота! Посчитайте сами, сколько за последний год умерло после его камланий, он ведь никого не излечил. Гоните его от домов своих, ибо накличете беду, а я после него в жилища ваши не войду!

Гости зароптали, однако к словам шамана прислушались. Впоследствии, Тусьпута к больным звать перестали, а иногда попросту запирали перед ним двери. Затаил он зло в своей черной душонке, и решил отомстить Эргилю! А пока вынашивал в голове коварный план, подался на север, за золотым песком, да знаниями черных шаманов, что жили в изгнании под гнетом страшных проклятий.

Эргиль тем временем зачастил в гости к тойону, а вскоре взял в жёны его дочь Кюнней. Говорили люди, что молодой шаман души не чаял в красавице. Так в любви и согласии прожили они холодную зиму, румяную весну, а за ней и жаркое лето. И вот уже золотом осыпало тайгу, полегла и пожухла трава на аласах, потянулись птицы в теплые края, чтобы переждав лютую зиму, вновь вернуться на родные озера. Пошли слухи, что объявился Тусьпут, только точно подтвердить это никто не мог, так, кто-то заметил в тайге человека очень на него похожего.

А тут случилось несчастье. Большой мор пошёл в дальних улусах. Пришли гонцы просить Эргиля о помощи. Кюнней в ту пору дитя ожидала, однако сама мужа уговорила, чтоб людям помог. Собрался он в дальнюю дорогу, попрощался с любовью своей, а к утру, отправился с послами, обещал скоро вернуться, велел жене беречь себя. Так они и расстались.

Черный всадник на тёмно-коричневой кобыле, выехал ранним морозным утром из леса и остановился на краю аласа. Украдкой оглядевшись по сторонам, он потянул на себя поводья, скинул с плеча ружьё и взвёл курки. Огромный орел напугав кобылу, со свистом спустился с небес, та грузно подалась назад. Всадник вскинул ружьё и выстрелил. Пуля легла ровно в цель. Гордая птица, цепляя потоки воздуха крылом, стремительно падала вниз, еще пару секунд и крепкое тело с силой ударилось о землю. На лице всадника появилась злорадная ухмылка. Кобыла, направляемая седоком, наступила копытом на грудь птицы. Издав протяжный свист, орёл расправил крылья и вытянув шею, закрыл глаза.
Человек направился к месту, откуда ветер доносил запах дыма. И чем ближе он подъезжал к стойбищу Эргиля, тем сильнее билось его сердце в предвкушении долгожданной мести.
Привязав коня в лесу, он стал осторожно пробираться к жилью. Услышав звонкое пение у ручья, человек довольно улыбнулся и проскользнул в калыман.

Отыскав корзину с золой, которой хозяйка оттирала посуду, снял с ремня мешочек и высыпал туда его содержимое. Из кармана достал коробочку с битым в пыль стеклом и бросив следом, брезгливо перемешал. Заслышав шаги за дверью, человек спрятался за камельком. Девушка схватила корзину с золой, сложила в нее посуду и, весело напевая, выскочила во двор. Незваный гость торжествующе потер ладони. Не зря собирал он этот порошок, рискуя быть зараженным от плоти смертельно больных, для того, чтобы осуществить свой коварный замысел. Все это время он жил одной мыслью – отомстить Эргилю, уничтожить его! Ничего другого, не хотелось его гнусной, тщеславной душе, ибо все другие чувства затмила слепая ненависть. Удовлетворенный содеянным, он скинул перчатки, вскочил в седло и пришпорив коня понесся через алас.

Возвращался Эргиль усталый и исхудавший. Более месяца он не был дома. Вот уже вдали показались родные аласы. Он пристально вглядывался в небо, словно хотел кого-то отыскать. Но чем ближе он подъезжал к дому, тем сильнее в душе возрастало беспокойство.
- Кюнней! – громко позвал он любимую, ворвавшись в калыман. Его жена лежала, прикрыв лицо капюшоном.
- Эргиль, любимый, где ты так долго был? - едва слышно произнесла она затухающим голосом.
Шаман упал перед ней на колени, повторяя, что скучал, что не может жить без неё, но только он приблизился, как она резко оттолкнула его от себя.
- Прости, я не та, что прежде, силы с каждым днем покидают меня. Уже второй день не встаю, огня не развожу. Не хочу, чтобы ты меня такой видел. Пусть я останусь для тебя той, прежней красавицей Кюнней!

Она протянула ему изъеденную оспой руку. Эргиль схватил её, прижал к себе, из глаз его покатились слёзы - Я исцелю тебя, ты моя Кюнней, какой бы ты ни была, я всегда буду с тобой!

Но то ли не было сил у шамана, то ли болезнь зашла слишком далеко, его жена и не родившийся ребёнок умерли на четвёртый день. Шаман позвал кузнеца с сыном, чтобы они помогли похоронить супругу. Недалеко от калымана поставили красивую, рубленую усыпальницу. Положили в нее Кюнней, облаченную в белое платье с дорогими украшениями. Неподалёку, схоронили орла, чтобы оберегал душу несчастной.
Жил шаман в холодном жилище, огня не разводил, исхудал, чёрные волосы сединой заволокло. Днями и ночами у могилы просиживал, разговаривал с любимой, звал её. А однажды решил совершить обряд, душу её вызвать. Вот всё как полагается, приготовил, только в бубен ударил, глядь, а перед ним шаманка – Кюнней, смотрит на него и головой качает - Что же ты надумал? Не вернешь ты её, и захочет ли она к тебе возвратиться, чтоб лицо свое уродливое показать? Слишком она любила тебя, но она другая, смертная! Не время печали предаваться! Лучше выгреби золу, да огляди окрестности, может тогда всё и поймёшь. Проводи душу ее загубленную, отпусти ты несчастную не цепляйся за то, что тебе уже не принадлежит!

Погоревал шаман, но вскоре оправился, в память о любимой устроил большое камлание. Поднялась в ту ночь сильная вьюга. Поговаривали, будто слышали звук бубна и видели, как над тайгой поднялось яркое зарево. Проклял шаман места эти, ни зверю, ни птице, ни человеку не найти дороги к дому его и могиле жены. Ляжет проклятие на того, кто нарушит запрет! Сжёг он на камлании все скирды на аласе, принёс на жертвенник всю скотину и навсегда убрался из этих мест. Никто более его не видел. Слышали, правда, что объявился, где-то в дальних улусах сильный шаман, от любой хвори исцелял, тяжелобольных на ноги поднимал. С тех пор, эти места проклятые все стороной и обходят. Правда, есть в этой истории один момент, что произошел за несколько дней до последнего камлания.
Ни одной ночи Тусьпут не спал спокойно с той самой поры, как принёс в дом невинной Кюнней смертельной золы. Кошмары преследовали его! Ночами мерещились чудовища, а перед глазами в обличии дикого зверя возникал Эргиль. Мокрый от пота просыпался он посреди ночи, обмывал прохладной водой своё жирное тело, и трусливо прислушивался к каждому шороху за окном.


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
За это сообщение пользователю Vannadis "Спасибо" сказали:
Шайтан
 Заголовок сообщения: Re: Долган рассказы о якутских шаманах
Новое сообщениеДобавлено: 29 окт 2018, 23:18 
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 15 мар 2013, 21:26
Сообщений: 27549
Откуда: из загадочной страны:)
Медали: 35
Cпасибо сказано: 6573
Спасибо получено:
70343 раз в 19393 сообщениях
Магическое направление:: Руническая магия
Очков репутации: 16287

Добавить очки репутации
В одну из мучительных ночей, сильный удар разбудил Тусьпута. Он, громко вскрикнул от боли, схватился за лицо и вскочил с кровати. Огромный ворон взмахнул крыльями и пролетев через комнату растворился в тёмном углу.

- Ах ты, птица поганая! – громко выругался Тусьпут, и дрожащими руками схватился за ружьё. Вглядываясь в темноту, он пытался отыскать ее и поймать на мушку. Неожиданно ярко вспыхнули сразу несколько лучин. За столом, развалившись в роскошном резном стуле Тусьпута, сидел Эргиль, за ним на спинке в виде резных конских голов, сверкая изумрудным глазом, черный ворон. Улыбнувшись, Эргиль указал хозяину на скамью - Присаживайся, раз ты меня не позвал, я сам к тебе заглянул! Решил я покинуть эти места, вот, проститься зашёл, угостить тебя напоследок!
Тусьпут взмок от страха, едва удерживая ружье трясущимися руками, он все же направил ствол в сторону ночного гостя. Наблюдая за немощным, оплывшим жиром Тусьпутом, Эргиль тихо рассмеялся.

- В кого же ты стрелять собираешься? В духа? Меня же здесь нет!
Хозяин выронил ружьё и покоряясь воле властного гостя, опустился за стол.
- Ешь! – придвинув Тусьпуту большую чашу с мясом, вежливо предложил Эргиль. Дрожащими руками, нерешительно взяв самый жирный кусок, Тусьпут впился в него зубами. Мясо оказалось сочным и мягким.
- Запей! – протянул Эргиль хозяину чорон с кумысом. На сей раз Тусьпут не скромничал, он выхватил из рук гостя чашу и стал жадно поглощать её содержимое. Так и не заметил обжора, как уплёл все угощение.

- А это попробуй, - предложил Эргиль, подавая небольшую плошку. Переведя дух, Тусьпут запустил в нее руку, облизнул и прикрыв от удовольствия глаза, тихо замычал - М…м… медвежий жир, свежий… Понятно, значит, и мясо было медвежье. Да, такого не у каждого охотника можно отведать!

- Что ж! Пора мне, спасибо за гостеприимство! – поднявшись из-за стола, громко известил Эргиль. Подойдя к огню, голыми руками перевернул горящие головёшки и приблизившись к Тусьпуту, провёл рукой по его лицу.
- Прощай, Тусьпут! Червь уже сидит в тебе, ему нужно только слегка подрасти, чтобы он мог стать таким же гадким и жирным, чтобы выесть твое злобное нутро!
- О чём это ты? – растеряно произнёс хозяин, вытирая сальными руками жир с толстых губ, но почувствовав странный привкус на языке, поспешил сплюнуть. Толстяк опустился на колени, его вырвало, он посмотрел на пол и ужаснулся при виде длинных червей, что словно змеи расползались в разные стороны. Он почувствовал, как зашевелились волосы на его голове, судорожно затряслись руки, а изо рта вырвался дикий крик похожий на рык медведя. Тусьпут нащупал ружье и направил ствол в спину гостю.

- Неужели ты сможешь выстрелить? Да, не ты ли забыл в лесу? – обернувшись, грозно взглянул Эргиль и швырнул к ногам хозяина выцветшие перчатки – Взгляни на свои руки, они в крови тех, кого ты загубил!
Испуганный мужчина невольно глянул на свои ладони и отбросил ружьё. Из его нежных рук разрывая кожу, выползали черви. Он в отчаянии вытягивал их из своего бренного тела, но они возникали вновь и вновь, причиняя дикую боль, которая буквально разрывала его на части.

Тусьпут очнулся от своего крика. Взмокший и дрожащий, он выскочил на улицу, где уже веселились первые лучи солнца. Глубоко втянув широкими ноздрями свежий утренний воздух, он как дитя радовался, что это всего лишь ещё одна кошмарная ночь, очередной плод его безумных сновидений. Растерев соленое липкое тело молодым снежком, он вошёл в дом. Прошёл к зеркалу, и глянув в него, попятился назад. Лицо было испачкано сажей, а на щеке зиял глубокий шрам. Взревев от ярости, он бросился к столу. Так и есть, значит, это был не сон! Стало быть, являлся к нему кровный враг и за его столом, в его же доме хозяйничал! Вот и перчатки в коих в дом к Эргилю неизлечимую хворь подкинул. Задыхаясь, он с ужасом взглянул на ладони! Никаких ран, червей! Затуманил шаман его сознание колдовскими чарами, дрожать от страха его – Тусьпута великого заставил! В приступе гнева он схватил ружьё, выскочил во двор и дал залп. Взвыл любимый пес, повалился наземь и жалобно заскулил. Босыми ногами по снегу побежал Тусьпут к собаке. Пуля угодила верному псу прямо в шею. Опустившись на колени, он гладил собачью шкуру липкую от крови, а преданный друг, тихо поскуливал, из последних сил пытался лизнуть хозяину руку.

Когда скончался Тусьпут, точно никто не знал. Мясо медведя, которым накормил его Эргиль, было заражено червем. Так, в жутких муках и закончил свою жизнь злой и завистливый шаман Тусьпут.

- История очень интересная, - высказал своё мнение Семён. От начала до конца он слушал её, не отрывая от Алгыса изумленных глаз - но возникает, вопрос! А откуда родилась эта история?

Алгыс подкинул в печь дров и достал из-под майки амулет – все просто, я внук того самого кузнеца. Историю никто не выдумывал, никто не сочинял, мне дед ее рассказывал, когда я был мальчишкой. Многие знают её, правда, урывками, некоторые даже переделали, добавили ужасов, но я поведал вам ее такой, какой она была. Отец мой, на старости лет рассказывал селянам, как хоронили Кюнней и сколько драгоценностей с ней положили. Освободился из тюрьмы, один нехороший человек - Хатыс. Он и раньше не любил работать, сидел за воровство, то в чужой карман залезет, то в дом, в общем, на руку не чист. Когда я в тайге был, он моего старого споил, а тот по простоте душевной ему всё как на духу и выложил. Жадность его обуяла, грезил он этим золотом, а вскоре и дружком обзавёлся тоже до чужого добра охотником. Вот они засобирались, мол надо в тайгу, зверя взять. Долго их не было, ночью вернулся воришка один, без Хатыса, ободранный, худой, бледный, не говорит ничего, только головой вертит. Отлежался пару дней, думали, всё хорошо будет, а он, видишь, умом тронулся, всё сжимал что-то в кулаке и кричал. Милиция пришла, оказалось, что у него вся одежда в крови. Экспертизу провели – точно кровь Хатыса, только, сколько не допытывали дурака, так ничего и не добились. Второй охотник как в воду канул, а вы вот его нож нашли, да ещё в якутском жилище.

Семён, с трудом выдавил улыбку и махнул рукой - Да какой дом, так это мы, пошутили, чтоб вас слегка припугнуть! В лесу заночевали. Все вокруг облегчённо вздохнули. Бондаренко и Семён вышли на улицу покурить, да немного развеется перед сном. Глубоко затянувшись, Геннадий выпустил в усыпанное звёздами небо с десяток сизых колец и приветливо похлопал Семёна по плечу.

- А, знаешь, как ты всех перепугал, когда рассказал про калыман и про могилу! Правда я подозревал, что это Вован нагородил, он про шаманов много баек знает и рассказывает красиво, как Гоголь своих «Вурдалаков», аж мурашки по спине!

- Ты завтра то с нами? – не желая, продолжать неприятный для себя разговор перебил Геннадия Семён. Тот, бросив под ноги окурок, тщательно растоптал его сапогом - Да нет, у меня там «человечный» голодный, да и дел к зиме куча, надо будет ещё за продуктами слетать, так что, поутру тронусь к себе! Да судя по карте, и ваше путешествие подходит к концу. Ну ладно, давай чайку на ночь и спать, будет день и будет пища.

Немного поболтав перед сном, все дружно улеглись в маленьком натопленном зимовье и вскоре засопели. Не спалось только Семёну. Мысли одолевали его, не слишком ли много совпадений? Получается, что этот Эргиль и есть шаман, про которого рассказывал Володя? Или это опять вымыслы? Противоречивые догадки перепутались в его голове, перед глазами всё поплыло, веки сами собой закрылись и он провалился в глубокий сон. Во сне он был лёгкий словно пушинка. Вот ветер подхватил его, закружил, поднял и понёс над бескрайней тайгой, куда - то далеко-далеко. С каждым дуновением ветер становился всё слабее и слабее, и вот он опустился на землю. Какое - то мрачное место! Семёна не покидало чувство, что он уже здесь был, больно знакомо всё кругом. Алас за высокой изгородью, в тени могучих елей роскошная ураса. Вот Семён оказался внутри. По углам тускло тлели лампады, пахло свежей лиственной смолой. Странно, но он был спокоен и уверен, что никто не сможет в эту минуту, ни напугать его, ни удивить. Он чувствовал, что ему суждено пережить всё это. Вот посреди урасы появилась фигура старца в расшитом чёрном кафтане. Семён ощущал то же, что и старец, словно очутился в его теле. Он чувствовал холодное дыхание равнодушной смерти, она была совсем близко, и он прекрасно понимал, что час его настал, но не было чувства страха и сожаления.

- Иди же, иди, - послышался за спиной знакомый голос. Он обернулся. Позади него, в сияющем белом платье стояла Кюнней. Она, как и прежде была чиста и прекрасна. Проказник - ветерок заигрывал с её платьем, и оно чуть слышно шелестело. Девушка протянула руку, он нежно взял ее и послушно последовал за любимой. Они вышли из урасы и поднялись вверх по красивой резной лестнице. Он поглядел на свои руки, потрогал лицо и к удивлению заметил, что он по-прежнему молод. Кюнней, в ответ улыбнулась - Да, да, не удивляйся. Мы вернёмся туда, где были счастливы!

Она уложила его на рубленые полати, обняла, и нежно прижавшись щекой к его грубой щетине, легонько потянула воздух - Любимый! Скоро мы соединимся, и никто не сможет нас разлучить!

Он чувствовал, как слабеет его тело, становясь лёгким словно пух. Крепко сжимая руку Кюнней, он вдруг ясно осознал, что остается с ней, со своей единственной любимой - дочерью солнца.

Опять подул ветер и поднял Семёна вверх над кронами деревьев. На его глазах, красавец юноша превратился в бездыханного старца. Он гордо лежал в усыпальнице, устремив остекленевший взгляд в бездонную пустоту вселенной. Потом налетел ураган, всё заволокло черными, как сажа тучами и тьма поглотила его. Совсем рядом с Семеном блеснула ослепительно яркая молния и разразившись громом от которого едва не лопнули перепонки, ударила в землю. В одно мгновение внизу разыгрался пожар. Огромные языки пламени пожирали тайгу, безжалостно сметая все на своем пути, еще немного и они дотянутся до Семёна, а он пытается подняться все выше и выше, спасаясь от всепоглощающего огня.

Едва вскрикнув от жгучей боли, Семен проснулся и одернул ногу. Под утро в печь закинули листвяк, да дверцу плохо прикрыли вот и стрельнуло полено горящим угольком, а тот в аккурат на носок спящему и угодил. Он облегчённо вздохнул, потирая маленькую точку от ожога. В зимовье было уже пусто. Лучи солнца пробивались сквозь маленькое оконце, а за дверью слышались голоса и фырканье лошадей. Семён вышел на улицу и набрав полные легкие морозного воздуха, радостным взором окинул округу.
- Ну что! Счастливо оставаться! Хорошо с вами, но мне пора! Бог даст – свидимся, не забывай нас, если поохотиться или ещё чего, милости просим, всегда рады! - пришпорив свою серую кобылу, на скаку прокричал Бондаренко.

Алгыса уже не было, видимо ушел по зорьке, а вот проводники Семёна были в седле и терпеливо дожидались своего знакомого.
Долго ехали молча, словно перед каким - то важным разговором. Так вскоре и вышло. Поравнявшись с Семеном, старик стал ему о чём-то говорить.

- Дедушка говорит, что его дед рассказывал давнюю историю – переводил слова старика Темка – В один год шли тунгусы с оленями с летних стойбищ, год был тогда голодный, зверь в тайге гибнуть начал, волки сильно лютовали. Разъярённые, злые и голодные сбивались они в стаи и резали скот, не брезговали и другой случайной добычей. А в тот раз, видимо совсем оголодали, раз решились напасть на тунгусов. Знали серые, что тяжело одолеть человека, потому и напали ночью. Ясное дело, ночь она и есть ночь! Мужчины за ножи да ружья схватились, да куда там, голод зверя страха лишил. В это же время, теми местами охотники возвращались, постреляли зверя, только вот, оленеводов спасти не успели. Вошли они в тунгусский калыман, а там кровища снег плавит, парит от ее жара! Под грудой волков и людей нашли израненную, но еще живую девушку! Взяли охотники ее к себе, выходили. Глядят, а она с животом. Вот ведь чудо, думали, одну спасли, а оказалось двоих! Старые люди говорили – добрый знак. Едва пришла тунгуска в себя, поведали ей, какое несчастье род ее постигло, гнать от себя не стали, разрешили до лета пожить.
Как окрепла девушка, так за оружие взялась, от мужчин не отставала, в охоте равных ей не было. Ко всему старательная была, научилась на их языке общаться. Как то вечером, подходит она к старейшине и говорит, благодарна, мол, за спасение и согласно обычаю их рода – обязана наречь сына именем спасителя! Старик только усмехнулся. - Назови его «Добро», каждый охотник охотнику в тайге помощь и защита, потому и нет у «добра» и «помощи» имени!

- А что вы за народ такой? - спрашивает она его.
- Мы древний народ! - отвечает старик, - Издавна долганами зовемся!
Вскоре родила тунгуска мальчика, дали ей долгане коня, еды, и отправили с богом к своему роду племени. Только девица та упряма и настырна была, обычаи свои свято почитала, оттого сына именем народа спасителя назвала – Долганом. Уехала она и более её охотники не видели.
Старик замолчал, грустно опустив седую голову.
- Это он к чему? – не понимая, зачем старик поведал эту странную притчу, спросил Семен у Темки.

- А к тому! – на плохом русском неожиданно пояснил старый долган - Што ты много неправды говорить! Старая калиман видеть? Видеть! Вся в калимане вещь шаман себя прячет, не можно чужая вещь брать, ты плохо делал, чужой вещь брал. Духа сильно злиться будет, тайга покоя искать не будет. Плохой человек кровь наказать, ходить на алас не есть хорошо. Очень плохо человеку делать будет, ты старый шаман видел! Во сне имя его твоя называл, мать его, пока медведь не убить совсем, Долганом его звала. Никто имени его не произносил, проклятье будить, а ты узнавать. Ошень плохо это, ошень плохо!
Всадники спустились в низину и вскоре скрылись из виду, затерявшись в красочном море яркой жёлто-оранжевой тайги.

Послесловие

Восемь месяцев спустя после описанных выше событий, судьба вновь забросила Владимира в Бердигестях. Не раздумывая, он первым делом решил навестить старого знакомого Давида. Тот, приветливо встретил гостя, как водится на севере, угостил, а когда речь зашла за Семёна, помрачнел.

- Как, ты не знаешь? Перед отъездом он был у меня, адрес оставил свой Ленинградский и где в Якутске его отыскать. Весёлый был, смеялся, а сам все как то, ну как будто таил чего, недоговаривал! Я вижу не то с ним что-то, поговорили по душам, вот он мне и рассказал про то, что в тайге видел, и про свои странные сны, и про то, что ему старый долган наговорил. Так с тяжелым сердцем и уехал. Я был в декабре проездом в Якутске, заехал к нему в контору, узнать как он, уехал или здесь еще, а мне как обухом по голове! Уговорили его, значит мужики на подлёдку.

Поехали, ноябрь на дворе, уже и лёд на Лене на заберегах крепкий. Все ведь ходили, а он, на тебе, заводить сети в лунку начал, на хоженом месте то, да так и ушёл под лёд! Говорят не крикнуть, не за лёд ухватиться не успел, так вот!

Оба замолчали. Посидели пару минут, разлили по стаканам водку и, не чокаясь, выпили.
Расстроенный известием, Володя вышел на улицу и присев на ступени крыльца, огляделся. Май уже хозяйничал в округе. Высыпали меж свежих проталин желтые подснежники, распустила мягкие иголочки лиственница и разлилась смолянистым благоуханием по улицам. Такой букет ароматов дурманил голову. Уже как то совсем по-летнему припекало солнышко и щебетали в вышине птицы. Вот уж если и есть где на свете божья благодать, то непременно здесь в этом небольшом якутском поселке. Владимир достал сигарету, прикурил и, выпустив клубок сизого дыма, задумался – а ведь именно здесь всё и началось! Отсюда они тронулись в дорогу, в то морозное утро, со своим проводником - старым долганом! И кто его знает? Может и знал он все наперед …


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
За это сообщение пользователю Vannadis "Спасибо" сказали:
АМАЛИЯ, Шайтан
 Заголовок сообщения: Re: Долган рассказы о якутских шаманах
Новое сообщениеДобавлено: 01 ноя 2018, 22:31 
Spámaður
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 30 сен 2016, 09:45
Сообщений: 468
Медали: 2
Cпасибо сказано: 675
Спасибо получено:
1214 раз в 426 сообщениях
Магическое направление:: шаманизм
Очков репутации: 1963

Добавить очки репутации
Вот ведь как бывает... ftttt Изумительный по красоте и правдивости рассказ, а отзывов нет... bbb
.. Собрался всё-таки написать.. btbnt
Сумасшедшая совершенно история! Самобытная, оригинальная, не встречающаяся больше нигде!!!
Так бы я написал, если б автор закончил рассказ после третьей части... btbnt

А он зачем-то начинает рассказывать другие в том же рассказе, а потом снова, и ещё.. в итоге всё перепуталось в голове, так как все истории про шаман о посмертном возмездии.. И в конце концов и главный герой попадается на ту же удочку...
Я отношу такую развязку всё-таки к характеру автора, которому посчастливилось собрать такой богатый материал, но"впихнуть невпихуемое"... bbb Вот ведь как бывает, даааа... bbb ftttt впихнуть значит в один рассказ..
Надо было написать всё же несколько рассказов, у автора либо много материала, что он так страстно умещает весь подобный в один рассказ, либо я не знаю что.. bbb

Куда спешил-то? bbb
На Тот Свет? - так все там будем..
ftttt

........

Огромное спасибо, Ваннадис, за эту совершенно особую, оригинальную и яркую историю!
На самом деле - таких единицы... в которые веришь и оторваться не можешь от чтения..
ththt88888


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
За это сообщение пользователю Шайтан "Спасибо" сказали:
Vannadis
 Заголовок сообщения: Re: Долган рассказы о якутских шаманах
Новое сообщениеДобавлено: 01 ноя 2018, 22:50 
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 15 мар 2013, 21:26
Сообщений: 27549
Откуда: из загадочной страны:)
Медали: 35
Cпасибо сказано: 6573
Спасибо получено:
70343 раз в 19393 сообщениях
Магическое направление:: Руническая магия
Очков репутации: 16287

Добавить очки репутации
Спасибо Шайтан b55nu6u uukuynn77 рада, что рассказ понравился vrebtyrb интересный рассказ получился у автора, хотя и запутанный, очень понравилась история с печатью на спине, с проклятием, интересно и красиво автор описал, только конец получился слишком скомканным, тут можно было бы развернуться и закончить более интереснее ththt88888 а так скомкал конец истории, но мне все равно она больше всех понравилась.История с Эргилем тоже интересная, а некоторые истории повторяются и встречаются отдельно, в контексте рассказа и их интересно прочесть, просто они уже были и не новые.Мне понравилось как автор описывал шаманское проклятие, быт и работу шаманов, с мистикой и явно не равнодушно reef4v2

Единственное, надо было рассказ разбить на несколько, чтобы не впихивать все в одно или хотя бы выстроить более понятно сюжет рассказа,разграничить истории, потому что во всех разговорах и рассказах к концу уже путаница unsure bbb Да и Семен как-то глупо и не в тему "попался", выбивается этот сюжет из общей истории. Рассказ получился интересным, несмотря на путаницу 778ii reef4v2


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
За это сообщение пользователю Vannadis "Спасибо" сказали:
АМАЛИЯ, Шайтан
 Заголовок сообщения: Re: Долган рассказы о якутских шаманах
Новое сообщениеДобавлено: 01 ноя 2018, 23:03 
Spámaður
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 30 сен 2016, 09:45
Сообщений: 468
Медали: 2
Cпасибо сказано: 675
Спасибо получено:
1214 раз в 426 сообщениях
Магическое направление:: шаманизм
Очков репутации: 1963

Добавить очки репутации
А автор, Ваннадис, не побалует нас ещё шаманскими историями? )) t4t4
Ну не умудрился же он весь какой-либо материал о шаманах впихать в один рассказ "Долган" .. shok


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
За это сообщение пользователю Шайтан "Спасибо" сказали:
Vannadis
 Заголовок сообщения: Re: Долган рассказы о якутских шаманах
Новое сообщениеДобавлено: 01 ноя 2018, 23:20 
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 15 мар 2013, 21:26
Сообщений: 27549
Откуда: из загадочной страны:)
Медали: 35
Cпасибо сказано: 6573
Спасибо получено:
70343 раз в 19393 сообщениях
Магическое направление:: Руническая магия
Очков репутации: 16287

Добавить очки репутации
К сожалению про шаманов у него больше нет ничего hgh может еще напишет, но пока ничего, у него есть еще рассказы, они не о шаманах, я прочитала, еще 4 рассказа на обычные темы, один про войну, другой про раскулачивание, еще пара про побеги заключенных, в общем-то неплохо, но темы совсем не те, которые бы хотелось.Про собаку и медведя есть еще рассказ, поставлю сейчас, он неплохой, но это обычный рассказ, без шаманства... ytyrt остальные совсем не на те темы. ftttt


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
За это сообщение пользователю Vannadis "Спасибо" сказали:
Шайтан
 Заголовок сообщения: Re: Долган рассказы о якутских шаманах
Новое сообщениеДобавлено: 01 ноя 2018, 23:22 
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 15 мар 2013, 21:26
Сообщений: 27549
Откуда: из загадочной страны:)
Медали: 35
Cпасибо сказано: 6573
Спасибо получено:
70343 раз в 19393 сообщениях
Магическое направление:: Руническая магия
Очков репутации: 16287

Добавить очки репутации
Сон седой осени
Михаил Сиванков

Рассвет настойчиво пробивался в зимовье сквозь густую сень ветвей и тяжёлый еловый лапник. Раннее утро брызнуло жёлтой акварелью в маленькое оконце, и сонные капельки, обгоняя друг друга, побежали по запотевшему стеклу на подоконник. Щурясь спросонок, Иван лениво откинул ватное одеяло и, присев на полати, потянулся так, что захрустели суставы. Он пошарил по карманам бушлата, пытаясь отыскать коробок спичек. Скверная привычка курить по утрам, но по-другому уже не мог, оно и понятно, сорок лет из своих шестидесяти, он был заядлым курильщиком. Иван громко прокашлялся, вынул из пачки на столе беломорину и, покрутив между пальцев, прикурил. Сизый дымок сорвался с тлеющего огонька папиросы и, устремившись вверх, растаял под низким потолком. За дверью, едва слышно заскулил Аркан. Верный пёс, охотник каких поискать! Сколько вёрст намотали они вдвоем по тайге, одному богу известно.

Щенком его у эвенов на северах выменял, а те в собаках толк знают! Черный кобелек с белой грудкой и стрелкой на лбу сразу его околдовал, Иван даже торговаться не стал. Почитай, уж седьмой годок пошел с того дня, как впервые взял его Иван c собою на промысел, и не было Аркану среди местных лаек равных, надо - и сохатого удержит, и соболя загонит, а в прошлом году самого топтыгина закрутил! Огромный медведь, старый, с густой седой прядью у левого уха. Такие великаны редкость для здешних мест, и к преклонному возрасту стараются от людей держаться подальше, а этот, будто заплутал неподалёку от нынешнего зимовья. Аркан медведя как учуял-в лай! Давай вокруг него прыгать, зверюга кружится, в ярости лапой бьет, да все мимо, больно вертлявый пес. Тут и Иван подоспел, дал по косолапому из карабина.

Со свистом разрезая воздух, пули легли ровно в цель, прямо под лопатку зверю, считай, в самое сердце. Медведь шарахнулся в сторону, рухнул на брусничник и завертелся, мыча протяжно и жутко, как коровы на бойне. Аркан настороженно отошел в сторону, наблюдая за зверем с безопасного расстояния, чуя, что еще не все кончено! В следующую секунду медведь вскочил, в ярости рванул под корень молодую ель, поднялся на задние лапы и оскалив огромную пасть с желтыми клыками, взревел на весь лес. Это был великан, да, да, именно великан, около трех метров ростом, ревом подобно иерихонской трубе и когтями, поболе, чем якутский нож на поясе охотника.

Впервые за все время Дерюгин замешкался, а ведь нажми он тогда на спуск, лежал бы хозяин тайги у его ног поверженным. Медведь в один прыжок отскочил к распадку и бросился вниз, кубарем скатился по крутому склону и окропив алой кровью кусты, скрылся в молодом ельнике. И как не разбился? С такого уклона даже Аркан сигануть не решился бы, метра четыре почитай только отвесной стены, да с десяток пологой, а у подножия гряда скальника, да кусты боярышника с острыми как иглы шипами.

Долго гнали медведя по следу, только как вышли к реке, поняли, потеряли добычу! По воде пошел косолапый. Матерый зверь, знал, что делать, чтобы собаку со следа сбить. Вдоль берегов на десяток километров все излазили, да только напрасно время убили, как сквозь землю провалился, а жаль, всё одно с такими ранами в тайге не выжить. Заскочил тогда Аркан в воду, огляделся по сторонам и заскулил от обиды. Раньше за ним Иван такого не замечал.

Прошлой весной подрали Аркана молодые псы. Сильно болел бедолага, думали уж всё, не выкарабкается, ан нет, оклемался. Правда, и на слух ослабел, и глазом не так стал зорок. Убеждали охотники избавиться от Аркана, мол, не терпит тайга слабого, новым псом обзаведешься, натаскаешь на зверя. И ведь уболтали Ивана по хмельному делу, выскочил он во двор, вскинул ствол, и уж хотел было пальнуть, но как встретился взглядом с Арканом, обмер. И так гадко стало на душе у охотника! Как же это он, дурень старый, на уговоры захмелевших дружков поддался? Как же в голову-то такое могло прийти? Иван бросил карабин и, опустившись на колени, обнял пса. После этого случая зарёкся Дерюгин, о новой собаке и слышать не хотел.

Зимовье близ кедровника Дерюгин ставил с сыновьями. С теплотой вспоминал Иван, как бродил с ними по тайге, обучал всем тонкостям охотничьего ремесла. Помнил, как блестели глаза старшенького, когда принёс первого глухаря. Да! Замечательное было время, только пронеслось уж больно быстро. Повзрослели парни, семьями обзавелись, в отчий дом все реже наведываются. Казалось, вчера еще прикрикивал на мальчишек, чтоб не шумели, а нынче скучно и тихо в избе без детского гомона. А как вышел на пенсию, оставив за плечами сотни километров северных трасс и родную автобазу, затосковал.

Очнувшись от нахлынувших воспоминаний, Иван закинул в топку сухих веток, толстой берёзовой коры, положил сверху пару колотых сучковатых поленьев и поднес спичку. Береста с треском занялась в печи, огонь охватил сухостой и жадно перекинулся на поленья. Дерюгин поставил на плиту чайник и стал собираться. Нравилось ему побродить по тайге с карабином за спиной, прийти вечером в натопленное зимовье и, приготовив дичь, поужинать с крепкой настоечкой на кедровых орешках.

Вскоре задребезжала на чайнике крышка, и горячие капли заплясали на раскалённой плите. Дерюгин снял чайник, отставил его на край стола и полез в выцветшую панягу. Выставил на стол две банки тушёнки, краюху хлеба и кулёк с мукой. Аккуратно взял со стола пожелтевший обрывок газеты, на которой лежали веточки черной смородины, шиповник, брусника, немного иголок кедра и ссыпал все в чайник. Пока чаёк настаивался, Иван заварил в собачьей миске муки, крутанул пару раз железной ложкой, бухнул сверху свиной тушёнки и всё перемешал. Вот и Аркану похлёбка. Пусть порадуется, а то вчера бедняга избегался до тошноты, так голодный и задремал.

Дерюгин натянул сапоги и вышел из зимовья. Поставил у дверей собачью похлёбк и полными лёгкими вдохнул свежего утреннего воздуха. Окликнул Аркана, отыскивая взглядом черную лайку среди заснеженных пней и валежника.

-Вот те на те! - удивился Дерюгин, полчаса назад скулил под дверьми, а тут будто растворился!
-Аркан, ко мне! – еще раз громко позвал охотник и, дождавшись, пока эхо растворилось в таёжных дебрях, прислушался.
Аркан появился через минуту. Прихрамывая на правую лапу, он подошёл к хозяину и виновато опустил голову. Мужчина присел на корточки, – м да, где ж тебя так угораздило-то.
Иван завёл пса в зимовье и, обработав рану, потрепал за загривок.
– День, два, и всё заживет как на собаке! Ты посиди пока здесь, подлечись! А я пройдусь по округе, гляну, может, чего подвернётся!
Аркан настороженно навострил уши и, прихрамывая, поковылял к двери.
Дерюгин налил чаю и, закрыв глаза, поднес кружку к губам. Да, такого букета с ароматом тайги не попробуешь дома, и уж тем более, не купишь в магазине!

В Китае говорят: «Хороший чай подобен собеседнику, способному разбудить хорошие воспоминания». Но сегодня, почему - то всплыл случай, что произошёл этой ночью. Лег Иван поздно, закинул в печь пару сырых чурок, чтоб подольше тлели, примостился удобнее и взялся за книгу. Вскоре навалился на него сон, веки будто свинцом налились. Сквозь полудрему, чует, будто дыхнул кто в лицо. Иван глаза открывает, глядит, что-то диковинное в зимовье творится. Огонь вдруг заметался за стеклом лампы, запрыгал, сорвался лепестком с фитиля и погас. И вдруг по зимовью прокатился глухой звон, похожий на выстрел. Иван подскочил от неожиданности и, нащупывая в потемках спички, стал шарить рукой по столу. И тут по какому-то неведомому доныне закону физики крохотная искорка, впорхнув мотыльком за стекло керосинки, зажгла фитиль.

Следом в печи полыхнул огонь. Пламя занялось, как дикое, печь загудела и завыла, словно живая. Охотник настороженно прислушался к окружающим звукам, ничего подобного с ним в жизни ранее не происходило. В завывании печи старый шофер вдруг угадал знакомый гул двигателя. Надо же – подметил он – чего только в жизни не пришлось повидать, а такое впервые, чтобы печь движком запела, неспроста, видать? Дорогу ворожит!

Едва он об этом подумал, как в отражении на стекле ясно увидел два ярких луча от фар! Что за чертовщина! Сюда дороги нет, неужели на ГАЗушке кто?

У зимовья взвыл Аркан, да так надрывно, что бывалому охотнику стало не по себе. Дерюгин снял со стены карабин и, передёрнув затвор, вышел из зимовья. Огромная жёлтая луна висела над тайгой, она была такой наполненной и тяжёлой, что, казалось, вот - вот упадёт на землю под собственным весом. Дерюгин вскинул карабин и направил ствол в сторону старой просеки, куда был устремлён взгляд собаки. Но даже яркого лунного света было недостаточно, чтобы разглядеть то, что доступно только тонкому глазу охотничьей лайки. И тут он ощутил чей-то неведомый взгляд из мрачной глубины таежной просеки. Крупная дрожь пробежала по телу, а на лбу выступил пот. Охотник крепче прижал карабин, пытаясь разглядеть незваного гостя через планку прицела. Простояв в напряжении какое-то время, Иван опустил ствол и пристыдил Аркана. Пес притих. Вернувшись в зимовье, Иван залез под одеяло и, отгоняя дурные мысли, что так и лезли в голову, пытался заснуть. В полудреме ему привиделось, что огромный красный шар повис на стене, потом вдруг стал переливаться, тускнеть и вскоре растворился во мгле.

В печи дотлевали угли, и тишину нарушало лишь лёгкое потрескивание керосиновой лампы, гасить которую Иван не спешил. Хоть он и был не из робкого десятка, но после ночного происшествия призадумался. Довелось ему однажды с эвеном охотиться, так вот тот сказывал, что медведь раненый, три года своего обидчика помнит, на место, где его подстрелили, приходит и ждет! И коли уж вернется охотник, то медведь разорвёт его как есть в клочья и, насытившись кровью - успокоится. Таково поверье, потому даже бывалые охотники на свои угодья три года не совались, коли пришлось им лесного хозяина поранить!


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
За это сообщение пользователю Vannadis "Спасибо" сказали:
АМАЛИЯ, Шайтан
 Заголовок сообщения: Re: Долган рассказы о якутских шаманах
Новое сообщениеДобавлено: 01 ноя 2018, 23:23 
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 15 мар 2013, 21:26
Сообщений: 27549
Откуда: из загадочной страны:)
Медали: 35
Cпасибо сказано: 6573
Спасибо получено:
70343 раз в 19393 сообщениях
Магическое направление:: Руническая магия
Очков репутации: 16287

Добавить очки репутации
Допив чай, Иван слил остатки в термос и сунул в паняжку. Подперев лопатой двери, чтобы не выскочил Аркан, он подставил к зимовью лестницу и поднялся на крышу. Оглядел её пристально - никаких следов, чисто и ровно, даже снежок не тронут. Дерюгин спустился и, размышляя, закурил папиросу. Может, шутковал кто? У Серова зимовье неподалеку, шёл с охоты да решил подшутить. Иван обошёл вокруг зимовья, но ничего кроме следов Аркана не обнаружил. Сплюнув, он вдруг подумал, что слишком близко принял всё происходящее к сердцу и начал верить во всякую чушь! В какие-то поверья, рассказы старых эвенов, ведь, если взять по большому счёту, медведь уже спать залег, чего косолапому пятки морозить и его караулить? Да и кто сказал, что тот медведь жив? После таких рассуждений Дерюгин повеселел и, весело насвистывая, зашагал по тропе в сторону лесного ручья.

Лесной ручей, вода в котором даже летом была студеной, не замерзал до лютых холодов, оттого частенько наведывалась туда разная живность. Хотя подстрелить кого-нибудь без собаки, охотник уже не надеялся, то во всём полагался исключительно на удачу. Погода с утра выдалась ясная и солнечная. Воздух, напитанный свежим морозцем, играл с утренними лучами, переливаясь на ветвях, покрытых пушистыми инеем, цветными искорками радуги. Даже ветерок, что обычно любил поозорничать по утрам, сегодня, видимо, решил отлежаться в гуще кедровника, свернувшись в норе под могучими корнями. Снега выпало мало, и идти было легко. Самое время побродить по тайге, почувствовать её дыхание и, оставшись наедине с собой, забыть о суете мирской жизни. Дерюгин шёл не спеша. Зимой тайга как открытая книга, только не каждый может её прочесть! Вот зайчишки резвились, а вот соболь прошёл, хороший кот, крупный, видимо за белкой шёл, вот её следы вокруг сосны, а соболь хитёр, под пеньком ее караулил!

Осеннее очарование развеяло все ночные страхи Дерюгина, на душе отлегло, и от прежних его опасений не осталось и следа. День был в самом разгаре, Иван присел на поваленное дерево, закурил, неторопливо по-стариковски потягивая папиросу.
-А что если сходить на то место, где медведя подранил, ни с того ни с сего взбрело в голову охотнику. Иван зачерпнул в ладони снега, растёр разгоряченное лицо и, одернув бушлат, уверенно направился к реке!

Небольшую речку уже прихватило льдом, но Дерюгин безошибочно угадал место, где потерялся медвежий след. Поднявшись по склону вдоль русла, он вышел на небольшой алас, огляделся вокруг и приободрился. Болтовня эвенская, ерунда! Где он, этот хозяин тайги? Уж наверняка издох! Охотник побрел вдоль реки и километров через пять свернул в тайгу. Так он и шёл час или два, с надеждой наткнуться на след зверя. Только всё впустую. Как тут не вспомнить Аркана! С ним уж точно бы без дичи не остались! Дерюгин тяжело вздохнул:

- Надо же, куропатка и та не вспорхнёт! Да и дело к вечеру, пора возвращаться, не хотелось бы у костра заночевать.
Охотник собрался было идти к зимовью, как взгляд его упал на странный валежник неподалёку. Иван вскинул карабин и. осторожно ступая, подошёл ближе.
Вот те на те! Берлога, самая, что ни на есть настоящая!

Охотник присел на корточки, внимательно изучая берлогу. Вот и лаз, едва заметен. Дерюгин повидал много брошенных берлог, может, спугнул кто зверя! Только и такие берлоги не всегда безопасны, бывает, заляжет туда «лентяй», чтоб самому не копать, и до весны не выгонишь!

-Плохо, снегу мало, – досадовал охотник, - когда сугробов навалит, видать, как вьётся парок над берлогой, где улёгся косолапый. Тогда наверняка его брать можно, как говорится, тепленьким. Дерюгин опустился на колено и, отодвинув ветки, заглянул в лаз. На мгновение ему показалось, что он слышит тихое и прерывистое дыхание. Нечаянный лучик света скользнул внутрь, осветив логово, и охотник встретился взглядом с диким зверем. Волосы зашевелились под шапкой. Иван отпрянул назад, но было уже слишком поздно. Огромная, похожая на зево дракона пасть захлопнулась перед его лицом. Разметая сушняк и чилижник, из берлоги с бешеным ревом вырвался медведь. Дерюгин даже не успел сообразить, как отброшенный исполинским ударом оказался на спине. Теперь счёт шёл на секунды. Охотник оттолкнулся от корявого пня и рванул на себя ремень карабина, но тут же почувствовал, как медвежья пасть железными клещами сомкнулась на его руке. Зверь будто игрушку швырнул охотника в сторону. Ударившись об лесину, Дерюгин выгнулся от боли и, приподняв голову, затаил дыхание.

Тяжело дыша и пуская вязкую слюну из открытой пасти, хищник стоял в нескольких метрах и смотрел в лицо охотника. Иван пошевелил пальцами, ремень карабина все еще был в руке, только улучить момент, промелькнуло в голове Дерюгина, но едва он об этом подумал, как медведь напрягся, привстал на задние лапы и, вытянув шею, издал протяжный рык, от которого холод пробежал по спине. Хищник будто читал мысли охотника и, казалось, сейчас, просто играет с ним, как кошка с мышкой. Огромный как гора великан, мог без особых усилий разорвать Дерюгина, но по каким-то неизвестным причинам, словно выжидал чего-то. Иван потянулся к карабину, но просчитался, зверь одним прыжком очутился рядом и, навалившись на него грузной тушей ,с лёгкостью впился клыками в плечо. Дерюгин взвыл, смертельной музыкой отдавались в голове треск рвущейся ткани, адская боль пронзающая плоть, и запах свежей крови. Иван, стиснув зубы, из последних сил сделал отчаянную попытку вырваться из стальных объятий, чем еще сильнее разозлил животное. Изрыгая надрывное хрипение, хищник словно гора навис над охотником и свирепо оскалил окровавленную пасть. Зловонное дыхание, от которого повеяло смертью, обдало жаром лицо. Охотник понимал, что обезумевшее от крови животное не пощадит его, но чего же он ждет? Чего медлит? И тут его взгляд случайно упал на седую прядь шерсти у левого уха зверя.

-Ты!? - невольно вырвалось из груди охотника.
Медведь будто этого и ждал, задрав морду вверх, он торжествующе взревел! Дерюгин понял, что сейчас этот трёхсоткилограммовый зверь завершит акт своего возмездия. Тайга не терпит слабых, пронеслись в мыслях слова охотников, и, крепко сжав зубы, Дерюгин зажмурил глаза. Сердце бешено заклокотало в груди, а уши заложил нарастающий гул. Теряя силы, человек уже погружался в бессознательное состояние, когда откуда-то издалека до его слабеющего слуха донесся громкий лай собак.

- Охотники! – мелькнуло в голове Дерюгина, и он приоткрыл глаза. Медведь стоял к нему боком и, отбиваясь от собак, хлестко размахивал лапами. Наконец-то рука Ивана была свободна, он потянул на себя карабин и, собрав остатки сил, нажал на спусковой крючок. Эхо выстрела раскатилось над тайгой, с криками сорвались с деревьев стервятники - вороны и, поднявшись в небо, закружили черный хоровод в предвкушении кровавого пиршества.

Бурый великан захрипел и уронив голову, грузно рухнул рядом с Дерюгиным, в последний раз выпустив пар из раздутых ноздрей. Иван отпустил карабин и взглянул ввысь. Всё было кончено. Синее, безоблачное небо вдруг поплыло перед его глазами и исчезло в кромешной темноте.

Дерюгин очнулся, когда огромный красный шар висел над верхушками деревьев, еще немного и стемнеет. Иван попытался пошевелить левой рукой, но едва удержался, чтобы не закричать от боли. С каждой минутой времени у охотника оставалось все меньше, он чувствовал, как силы покидают его и знал, что надо было идти во что бы то ни стало, пока сумерки не укутали тайгу. Опираясь на карабин, Иван поднялся. На утоптанном снегу бурыми пятнами виднелись следы крови, оставаясь немым свидетельством произошедшей битвы. Он вспомнил про лай собак, неужели это ему почудилось? Но он ведь отчётливо слышал его, да и медведь отвлёкся, предоставив ему спасительные секунды! Иван еще раз огляделся вокруг и заметил метрах в десяти ярко багровый кровяной след. Придерживая левую руку, охотник двинулся вперед. Подойдя ближе, он обмер. На снегу, пропитанном кровью, лежал Аркан. В остекленевших глазах застыл яростный взгляд, морда была обезображена хищным оскалом, а глубокие раны, оставленные когтями медведя, обнажили ребра. Иван упал на колени и дрожащей рукой погладил пса по загривку:

– Что ж ты дружище! Как же так? Прости меня, прости!
Дерюгин поднялся, стянул с головы шапку и несколько минут простоял молча. Теперь надо было двигаться к трассе, возвращаться к зимовью не имело смысла. Настойчиво пробираясь по тайге, Иван только об одном молил бога, чтобы силы не оставили его. Едкий пот застилал глаза, плечо ныло и горело огнем. Рука болталась плетью и, каждый раз цепляясь за молодой листвяник или кустарник, доставляла неистовые мучения, от которых темнело в глазах. Тогда Дерюгин, сжимая зубы, припадал на колено, и ждал, когда утихнет боль.

- Такими темпами, далеко не уйти, – рассуждал охотник, с тревогой наблюдая, как быстро тает краешек бордового солнца за верхушками сосен. Поразмыслив, Иван присел на пень, отстегнул ремень с карабина и, набрав воздуха, крепко притянул руку к поясу. От напряжения и боли он взмок, но остался доволен. Миновав распадок, охотник вышел к мари, остановился перевести дыхание и оглянулся. Солнце скатилось за тайгу и, купаясь в последних отблесках заката, расплескалось ярким багрянцем на небосводе. А над головой уже мерцали звезды, напирая темной синевой, густели небеса. Такое чудо Дерюгин видел только здесь, в Якутии. Он мог долго любоваться этим непостижимым человеческому разуму творением природы, но сейчас эта божественная красота его не радовала.

Больше Иван не оборачивался, он чувствовал, как нагоняют его сумерки, и изо всех сил старался шагать быстрее. Но чем дальше, тем сильнее чувствовались слабость и недомогание. Вытирая пот со лба, Иван вдруг вспомнил учительницу словесности Римму Петровну. Вспомнил, как она читала на уроке «Повесть о настоящем человеке», а все в классе затаив дыхание слушали. А с каким воодушевлением он пересказывал её родителям и ребятам во дворе! Как представлял, будто ползёт рядом с лётчиком по сугробам!

- Вот и докажи, что ты не хуже Маресьева, – прошептал потрескавшимися губами Дерюгин, – вперёд, только вперёд, не останавливаться, только не останавливаться!
Чтобы держать голову ясной Дерюгин начал разговаривать с собой, это помогало не заснуть и немного даже бодрило. А между тем ночь уже прокралась в тайгу, укутывая темным саваном свои владения. Теперь охотнику приходилось идти, полагаясь только на охотничий инстинкт. У поваленной ели Иван закашлялся, полез по карманам в поисках Беломора, но с горечью обнаружив только размякший кусок бумаги и табака, опустился на колени. Растер снегом лицо и, расстегнув верхние пуговицы бушлата, сыпанул холодной горсти под свитер. Когда кашель отпустил, Дерюгин почувствовал, как горит огнем его тело и сохнет в горле.

Он набрал в руку снега и, словно пес, стал жадно слизывать его с ладони, он делал это снова и снова, пока не утолил мучавшую его жажду. Отдышавшись, охотник передернул затвор карабина и, подняв стволом вверх, нажал на спуск. Разорвав тишину, эхо выстрела прокатилось над тайгой и, перекликаясь на разные лады, стихло где-то далеко, в оставленном позади распадке. Иван долго прислушивался к ночному безмолвию и уже было отчаялся, как до его слуха донеся отдалённый гул двигателя. Он все нарастал, становился громче и отчетливее и пронёсся где-то совсем неподалеку. В висках радостно застучало - трасса, охотник встал и поспешил на звук, теперь он был уверен: спасение рядом.

Нащупывая в потёмках деревья впереди, Дерюгин ускорил шаг, но тут же пожалел о своем необдуманном решении, запнувшись ногой за лесину, он потерял равновесие и. будто сноп, повалился наземь. В груди перехватило дыхание и тупая боль, словно электрический разряд, пробежала по жилам. Иван сжал зубы и, перевернувшись на спину, громко застонал. Превозмогая боль, Дерюгин все же поднялся, он чувствовал, как слабеет и понимал: дорога каждая минута. Пошатываясь от усталости и недомогания, он с трудом волочил ноги и все чаще ловил себя на мысли, что может в любую минуту потерять сознание, но тут он ясно различил меж деревьев два ярких огонька.
- Машина! – с надеждой вырвалось из груди, и охотник, забыв о всякой осторожности, поспешил на свет. Скоро лес кончился, под снегом захрустела гравийная насыпь, и свет ударил прямо в лицо.

- Стой! Стойте, братцы! – пересохшими губами шептал Дерюгин и бежал изо всех оставшихся сил.


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
За это сообщение пользователю Vannadis "Спасибо" сказали:
АМАЛИЯ, Шайтан
 Заголовок сообщения: Re: Долган рассказы о якутских шаманах
Новое сообщениеДобавлено: 01 ноя 2018, 23:24 
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 15 мар 2013, 21:26
Сообщений: 27549
Откуда: из загадочной страны:)
Медали: 35
Cпасибо сказано: 6573
Спасибо получено:
70343 раз в 19393 сообщениях
Магическое направление:: Руническая магия
Очков репутации: 16287

Добавить очки репутации
* * *

Два года прошло с той злополучной поры, как поломал медведь Дерюгина. Полгода бились над ним врачи, что только ни делали, зашивали, резали и опять зашивали, но руку всё же спасли, не ампутировали, вот только так и не заставили её двигаться как, прежде. Куда только не ездил Дерюгин лечиться, а всё впустую! Через год, потеряв всякую надежду, бросил он это дело и засел дома. Только вот беда, не заживала рука, раны от медвежьих зубов то затягивались, то вновь открывались.

А последний год прицепились к нему еще и нехорошие сны. Снился ему постоянно один и тот же сон, разъяренный медведь, и огромная алая пасть с желтыми клыками прямо над его лицом. Зверь смотрит ему в глаза, наваливаясь всем весом, придавливает лапой к земле и вонзает клыки в шею. Последнее, что он видел, это звериный оскал и длинный язык, жадно слизывающий его горячую кровь. Просыпался Иван от нестерпимой боли и собственного крика, вставал и шёл на кухню. Обмывал скользкое от пота тело и, устроившись у окна, курил до самого рассвета. Так летели дни, но никаких улучшений не было. Боли становились сильнее, а сны всё чаще и реальнее.

Спасали обезболивающие, да и то на время. Раз или два в неделю приезжали врачи, осматривали, разводили руками, но нечего, кроме более сильных препаратов, предложить не могли. За последние полгода Дерюгин заметно сдал, из прежнего красавца великана превратился в измученного старика. Осунулся, поседел, от ста килограммов весу, дай бог, если килограммов шестьдесят осталось. Однако держался, как и подобает мужчине, виду ни жене, ни детям не подавал, и о своих болячках говорить не любил, отшучивался, да отмахивался:
– Мол, пустяки все, так иногда ломит на погоду.

Жалел супругу свою, что с ним горе мыкает, оттого спал в зале, чтоб криками из своих ночных кошмаров ее не пугать. Тяготило Ивана, что не мог больше ходить на охоту. Бывало, нападёт на него тоска, достанет он своё ружьё, сидит с ним на кровати часами, как заколдованный, смотрит в одну точку и молчит.

Как-то ночью, проснулась жена от истошного крика Ивана. Она к мужу, а он весь в испарине, глазами по потолку шарит и бормочет что-то невнятное. Она ему ладошку на лоб, да так и отскочила:

– Господи, Ванечка, да ты горишь весь! Милый мой, – причитала она, накидывая старенькую шубу. – Сейчас сбегаю скорую вызову, Ванечка, родный мой, ты только крепись, я мигом обернусь!
Видел Иван все тот же сон, только, как наяву все, даже чувствовал тот зловонный запах из медвежьей пасти, и в преддверии смертного часа с надеждой бегая взглядом по опушке, хрипло повторял:

– Аркан, Аркан…. Потом вдруг услышал громкий лай, и свирепый медведь исчез. Дерюгин открыл глаза, поднялся с постели. Прошел на кухню и, отодвинув занавески, оглядел двор. Никого, опять никого, а как же лай, от которого убежал косолапый? Накинув на плечи шубейку поверх белого нижнего белья, Иван вышел во двор. Примостился на ступеньке крыльца и задымил любимым Беломором. Погода стояла тихая, безветренная, с неба крупными хлопьями падал снег и, сказочно кружась, под светом фонаря, устилал землю белым пухом. Прислушиваясь к едва уловимому шелесту снегопада, Иван ощутил божественное спокойствие: куда - то вдаль унеслась боль, и так легко и свободно стало на душе. Лишь лёгкое поскрипывание снега заставило Дерюгина очнуться, он открыл глаза и замер. У калитки, виляя хвостом, вертелся Аркан. Иван скинул с плеч шубу и, спустившись с крыльца, пригляделся к лайке. Так и есть, Аркан!

– Вот чертяка! – с дрожью в голосе произнёс Дерюгин и присел на корточки. Пёс подбежал к хозяину и, радостно поскуливая, лизнул лицо.
- Чертяка, дружище! – утирая слезинки с краешка глаз, повторял Дерюгин и теребил Аркана за загривок, крепко прижимая к себе. – Я ж думал, тебя косолапый подрал, похоронил тебя давно! А ты смотри, живой! Чертяка!

Аркан, освободившись от объятий хозяина, подбежал к калитке и, громко залаяв, высунул язык. Так в прежние времена звал он хозяина в тайгу.
- Тише ты, чертяка! – смешливо прикрикнул на пса охотник. – Бабку мою разбудишь, тогда она даст нам с тобой охоту!

Аркан молча глянул на тёмные окна дома и, толкнув лапами калитку, выскочил за ограду.
- Вот чертяка! - Улыбнулся Дерюгин и пошёл за собакой.
Как только Аркан увидел, что хозяин идёт следом, весело припустил вперед по улице вдоль тусклых фонарей.
- Стой, куда?- крикнул вслед Иван - Я ж не поспею!

Едва Дерюгин прибавил ходу, как тапки слетели с ног. И тут он вдруг почувствовал, что снег необычно тёплый и мягкий. Поначалу Иван даже засомневался, но вскоре убедился, что это действительно так. Он последний раз оглянулся на свой дом и побежал следом за Арканом. Бежал он быстро, едва касаясь земли босыми ногами, позабыв обо всём и ничего не замечая вокруг, кроме верного пса впереди.

Ленск. Апрель 2011г.


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
За это сообщение пользователю Vannadis "Спасибо" сказали:
АМАЛИЯ, Шайтан
 Заголовок сообщения: Re: Долган рассказы о якутских шаманах
Новое сообщениеДобавлено: 01 ноя 2018, 23:46 
Spámaður
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 30 сен 2016, 09:45
Сообщений: 468
Медали: 2
Cпасибо сказано: 675
Спасибо получено:
1214 раз в 426 сообщениях
Магическое направление:: шаманизм
Очков репутации: 1963

Добавить очки репутации
Шикарнейшая вещь, Ваннадис... ththt88888
Не о шаманах, конечно, но как же безумно интересно написано! Жаль, конечно, что всё так случилось, но эвенам надо было верить, они ведь ему не Мистику рассказывали, а приметы из Реала.. bbb
Хорошо автор пишет, редкостно...
И фамилия такая какая-то.. простая..

...

Спасибо, Ваннадис!

gegehh6


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
За это сообщение пользователю Шайтан "Спасибо" сказали:
Vannadis
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 21 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  

VFL.RU - ваш фотохостинг

Последние темы


Покормить магического зверя

Мы в соц.сетях

Банеры

Яндекс.Метрика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
GuildWarsAlliance Style by Daniel St. Jules of Gamexe.net
Guild Wars™ is a trademark of NCsoft Corporation. All rights reserved.Весь материал защищен авторским правом.© Карма не дремлет.
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB