Клуб практиков • Просмотр темы - Гуннар с Речного Склона
Текущее время: 04 апр 2020, 05:44


Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Гуннар с Речного Склона
Новое сообщениеДобавлено: 23 мар 2013, 07:01 
Администратор
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 15 мар 2013, 21:26
Сообщений: 30842
Откуда: из загадочной страны:)
Медали: 39
Cпасибо сказано: 6975
Спасибо получено:
75002 раз в 20744 сообщениях
Магическое направление:: Руническая магия
Очков репутации: 17468

Добавить очки репутации
Гуннар с Речного Склона
Халльгерда

На десятой неделе лета в Исландии на площади собраний царило радостное оживление. Землевладельцы прибыли из своих местностей, одевшись в парадные одежды, в сопровождении многочисленных родственников. Узкая дорога к площади была запружена людьми. По ней ехал Гуннар с Речного Склона. Он направлялся к своему родственнику Рангриверу, который остановился лагерем у озера. Слуги, лениво мывшие лошадей или чистившие упряжь, стали дергать друг друга за рукава, указывая на высокую фигуру в ярко-красных одеждах.
– Видите его? Это Гуннар с Речного Склона, самый красивый мужчина на севере.
Женщины выглядывали из шалашей или сплетничали, сидя на покрытом травой берегу. Многие мужчины везли с собой жен и даже дочерей, поскольку на собрании можно было сладить хорошие свадьбы. Девушки радостно улыбались Гуннару, восхищаясь его свежей кожей и светлыми волосами. «Он лучший стрелок из лука в Исландии, – говорили они друг другу. – Он может прыгнуть выше своей головы в доспехах, и никто не может сравниться с ним в состязаниях. У него самая милая улыбка и самое благородное сердце».
Девушки печально вздыхали, когда Гуннар проезжал мимо них, поскольку он их совсем не замечал.
Гуннар медленно ехал, здороваясь с многочисленными знакомыми, наслаждаясь солнечной погодой и радуясь возвращению домой. Когда он проезжал мимо хижин людей из Мосфелля, с ним заговорила женщина:
– Добрый день, Гуннар с Речного Склона.
– Я вижу, ты знаешь мое имя, – ответил Гуннар, остановившись.
Женщина была очень красива. Густые локоны потоком ниспадали на ее красное платье и вились золотыми кольцами у талии.
– Я спрашивала про тебя, потому что искала новостей из Норвегии. А ты приехал издалека.
– Новости из Норвегии? – поразился Гуннар.
– Расскажи мне о новом короле Хаконе. Кто теперь его любимцы и что стало с людьми Харальда? Действительно ли король несправедлив, как про него говорят, или просто жесток с врагами, как и подобает великому властителю? Как живут в Норвегии землевладельцы, подчиняются ли королю?
– Почему тебя так интересуют короли? – удивленно спросил Гуннар. – Ни одна женщина не задумывается о таких вещах.
– Гуннхильда, последняя королева-мать, правила Норвегией за своего сына. Если она могла думать о таких вещах, почему я не могу о них подумать?
– Из тебя бы тоже получилась великая королева, – в восхищении сказал Гуннар, пораженный статью женщины и яркой красотой ее лица.
– Получилась бы, – согласилась она, – если бы злая судьба не сделала меня дочерью землевладельца в Исландии, где люди предпочитают беспорядок королям. Я уже дважды вдова, но так и не встретила подходящего человека. Могу удовлетворять свое любопытство только разговорами с путешественниками, как сейчас.
– Давай посидим у реки. Там мы сможем поговорить подольше, – продолжил Гуннар, восхищаясь незнакомкой все больше и больше.
В течение дня их беседа перекинулась от Норвегии к Дании и вернулась к домашним делам в Исландии. Гуннар был восхищен знаниями женщины, точности ее замечаний. Больше всего его потрясла ее ошеломляющая красота. Непомерная гордость женщины была украшением к пышному платью и смягчалась в глазах Гуннара ее обхождением.
– Как тебя зовут? – спросил он наконец, когда в разговоре наступила пауза.
– Халльгерда, дочь Хёскульда, – ответила женщина.
– Я не король, – произнес Гуннар, – но богат и не уступлю ни одному мужчине в Исландии в беге, стрельбе и плавании, а если понадобится, и в бою. Если я попрошу твоей руки, согласишься ли ты? Ведь Хёскульд, твой отец, может отказать мне, потому что я долгое время был в ссоре с твоим дядей Хрутом.
– Хрут не друг мне, – со злобой ответила Халльгерда. – Когда ты услышишь, что он говорит обо мне, возможно, и ты изменишь свое мнение.
– Нет, если я получу твое согласие.
– Ты его уже имеешь, – ответила женщина.
Хижина Хёскульда оказалась длинным низким строением с земляными стенами и с крышей, покрытой свежей сосновой корой. В ней стояли грубо сколоченные скамьи вдоль стен. Хёскульд и Хрут были худыми людьми с заостренными чертами лица, очень похожие друг на друга, несмотря на двадцатилетнюю разницу в возрасте. У седовласого и светлоглазого Хёскульда движения были неуверенными, как у человека со слабым зрением. Младший брат Хрут был энергичнее, он мог бы казаться красивым, если бы не темная кожа.
Братья вежливо, но без особого удовольствия поздоровались с Гуннаром. Пока Хёскульд говорил о погоде и делах в собрании, принесли эль. Хрут отделывался скупыми короткими фразами. Гуннар с трудом сдерживал себя, не отвечая на дурное обращение.
– Что бы ты подумал обо мне, если бы я попросил у тебя руки Халльгерды? – вдруг спросил он Хёскульда.
Отец Халльгерды поставил кубок с элем на край стола и несколько секунд колебался, пытаясь справиться с растерянностью.
– Я бы подумал… ну… об этом, – с сомнением в голосе пробормотал он. – Что скажешь, родственник?
– Он нам не подходит, – сразу отозвался Хрут и сделал резкий жест, чуть не плеснув элем в сторону гостя.
Гуннар вспыхнул от негодования.
– Не думаю, что ты хочешь возобновить наш старый спор, – дрожащим от ярости голосом сказал он.
– Мой брат только имеет в виду… – начал было Хёскульд.
– Я имею в виду, – решительно перебил его Хрут, – что Гуннар – человек безупречной репутации, чего не скажешь про Халльгерду.
– Ты должен объясниться, – заявил Гуннар, обеспокоенный таким поворотом дела.
– Пожалуйста. Во-первых, у Халльгерды отвратительный характер.
– Она очень отважная женщина, – сказал ее отец.
– Я заметил, – проговорил Гуннар. – И это все?
– Первый муж был убит ее старым преданным слугой, – злорадно продолжил Хрут. – Говорили, это она подговорила его.
– Серьезное обвинение, – пробормотал Гуннар. – А какова правда?
– Халльгерда была сумасбродкой и не выносила критики в свой адрес. Произошла ссора, и муж ударил ее. Слуга, видевший эту сцену, на следующий день убил его.
– Почему же обвиняли Халльгерду? – удивился Гуннар, который всегда считал Хрута грубым и опасным малым и не придавал особого значения его мнению.
– Ты не знаешь Халльгерду. К тому же потом она защищала слугу.
– Как могло быть иначе? Ведь он убил ради нее.
– Но и это еще не все, – злорадно сказал Хрут, наклоняясь к гостю. – Все повторилось снова.
– Ты хочешь сказать?.. – Голос Гуннара оборвался.
– Я хочу сказать, что она снова вышла замуж и ее второй муж был убит тем же слугой, хотя на этот раз Халльгерда разозлилась и позволила казнить убийцу.
Гуннар был по-настоящему озадачен. На такое он не рассчитывал и теперь в смущении молча смотрел на торжествующего Хрута.
– Этот слуга воспитал ее и был как отец Халльгерде, – не поднимая глаз, торопливо вступил в разговор Хёскульд. – Когда он постарел, его характер стал таким ужасным, что никто не мог вытерпеть старика в доме. Только Халльгерда находила с ним общий язык. Поэтому он и не одобрял ее замужеств. Я уверен, дочь любила второго мужа и не виновна в его смерти.
– С ней невозможно жить, – прошипел Хрут. – Она ужасна. Даже когда Халльгерда была маленькой девочкой, я видел, как она воровала у своих подружек прямо на моих глазах.
– Неправда! – взвизгнул Хёскульд.
– Правда, братец. – Хрут ударил кулаком по столу. – Мы спорили с тобой пятнадцать лет, и уверяю тебя, я все видел своими глазами.
– Зачем вспоминать старое? – устало вмешался в разговор Гуннар. Он питал одинаковое отвращение и к слабости отца, и к ненависти дяди. – Верно, Халльгерда вам непонятна. Я богат и могу выносить ее капризы. Мне нравится ее независимая гордость. Она женщина с характером, но, если это вызывает между вами ссору, думаю, мы с ней ссориться не станем.
– Послушай моего совета, брат, – сказал Хрут. – Откажи ему.
– Вы оба давно затаили на меня злость! – горячо воскликнул Гуннар. – И хотите отплатить мне отказом на основании этих преувеличенных историй.
– Нет-нет, – быстро ответил Хёскульд. – Мы не держим на тебя зла. Если Халльгерда согласна, то я тоже.
– Ничего хорошего из этого не получится, – самодовольно заявил Хрут. – Я говорю это тебе по доброй воле.
– Постараюсь так думать, – холодно ответил Гуннар, поднимаясь со своего места.


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
 Заголовок сообщения: Re: Гуннар с Речного Склона
Новое сообщениеДобавлено: 23 мар 2013, 07:01 
Администратор
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 15 мар 2013, 21:26
Сообщений: 30842
Откуда: из загадочной страны:)
Медали: 39
Cпасибо сказано: 6975
Спасибо получено:
75002 раз в 20744 сообщениях
Магическое направление:: Руническая магия
Очков репутации: 17468

Добавить очки репутации
Воровство

Через несколько лет после женитьбы Гуннара и Халльгерды в Исландии ничего не уродилось, затем последовали суровая зима и дождливое лето. Все сено погнило. Задолго до окончания новой зимы во многих домах стали кончаться продукты и корм для скота. Мелкие землевладельцы стали обращаться за помощью к крупным. Самым состоятельным из них был Гуннар с Речного Склона. Сам он был добрым человеком, и его щедрость как нельзя кстати подходила гордости Халльгерды. Но постепенно Гуннар сам стал нуждаться и, в свою очередь, обратился к хозяевам, которые оказались более бережливыми.
Откель из Церковного Двора, к которому он пришел первым, был грубоватый парень, который давно с ревностью относился к славе Гуннара.
– Тебе нужны мясо и сено? – усмехнулся он. – Жаль, что ты напрасно приехал. Для продажи у меня ничего нет.
Гуннар уже думал уехать назад.
– Извини, сосед. Трудные времена настали для нас. Я слышал, что у тебя есть запасы, а иначе не стал бы тебя тревожить, – продолжил он.
– У меня есть запасы, – подтвердил Откель, – их больше чем достаточно, но я не хочу их продавать.
– Тогда дай мне их взаймы, если тебе так больше нравится, – легко сказал Гуннар. – Уверяю тебя, ты внакладе не останешься.
– Я ничего не даю попрошайкам, – резко ответил Откель, встав на пороге. – У меня хозяйство меньше, чем у некоторых, но я знаю, как им управлять, чтобы не становиться должником соседей.
– Оно сослужит тебе хорошую службу, – сказал один из людей, стоявших за спиной Гуннара, – если мы заберем твои продукты силой и оставим тебе деньги.
– Оставьте лучше меня в покое! – закричал Откель и отступил, когда толпа сделала шаг к двери. – У меня хорошие связи с Моссфеллем, который знает, как защитить меня от грабителей.
– Оставьте его, – твердо сказал Гуннар. – Человек имеет право на свои товары и на дурную славу, которую он зарабатывает своим поведением. Раз он отказывается продавать, мы можем возвращаться домой.
– Кто сказал, что я ничего не продам? – возмутился Откель. Его самообладание вернулось к нему, поскольку он увидел, что Гуннар не причинит ему вреда. – Как я могу отказать великому правителю Речного Склона? Можешь даже купить этого раба, если хочешь. Дешево. – Откель указал на неуклюжее существо, которое в нерешительности переминалось с ноги на ногу за сложенными в зале бревнами.
– Кто это? – спросил Гуннар, пораженный жалостью к бедняге.
– Мелкольв, ирландский мальчик, которого я купил у своего брата. Мы заставляем его работать, но он глуп, и ты можешь забирать его. Маленькие люди, как мы, должны экономить, в то время как еще один рот в твоем доме не будет иметь особого значения. – Откель радостно захихикал.
– Я куплю этого человека, – заявил Гуннар, которому было жаль оставлять раба такому хозяину. – Позови его, и я уеду.
– Это не по-дружески, – возразил Откель, снова ухмыляясь. – Разве ты не войдешь и не разделишь мой скромный обед? У меня есть мясо, масло, сыр, хотя у таких состоятельных людей, наверное, всего этого полно и дома.
Гуннар бросил деньги за раба на снег под ноги Откелю и уехал.
– Оставьте его в покое, – сказал он своим спутникам. – Это маленький человек, а такие люди иногда обладают скверной душой.
Гуннар прискакал домой в Речной Склон и раздобыл продукты. Но история о поведении Откеля облетела округу, и о ней пошло много разговоров.
– Ты должен убить его, – с негодованием сказала мужу Халльгерда. – Я всегда считала тебя малодушным глупцом, но никогда не думала, что ты спокойно воспримешь такое оскорбление.
– Жена, – сказал Гуннар, – ты говоришь слишком много об убийстве. К счастью, ты ссорилась с моими друзьями, а не с такими людьми, как Откель, у которого, похоже, большие связи. Ругайся со мной дома, но позволь мне управлять внешними делами.
– О, с тобой нет смысла говорить! – воскликнула она. – У тебя нет чувства собственного достоинства.
Гуннар пожал плечами и вышел. Такие сцены давно стали обычными, и если он не мог сдерживать Халльгерду, то, по крайней мере, избегал открытой войны.
– Хрут был прав насчет ее характера, – бормотал он себе под нос. – И все-таки я не вижу, чтобы она могла причинить какой-то вред.
Пришло лето, а с ним и надежда на хороший урожай. На пастбищах появилась трава, а потом и мясо, хотя кладовые по-прежнему пустовали. Гуннар поехал на собрание, обещав привезти с собой компанию друзей. Как только он скрылся из виду, Халльгерда послала за рабом Мелкольвом.
– Ты хорошо знаешь дом Откеля. Где у него кладовая? – спросила она.
– Во дворе рядом с кухней, – пробормотал раб.
– Отлично, – сказала Халльгерда. – Теперь слушай меня. Я дам тебе двух коней. Ты поскачешь к Откелю и с наступлением темноты нагрузишь их. Разбросай при этом вещи, а когда будешь уходить, подожги все. В суматохе никто и не заметит пропажу.
– Я не вор! – с достоинством крикнул Мелкольв. – Не хочу выполнять такое поручение.
– Я убила мужчин получше тебя, – огрызнулась Халльгерда. – Никто не станет искать тебя, кроме мужа, но он будет рад, что я убила своего раба, а не соседского.
– Я пойду, хозяйка, – торопливо согласился раб.
В тот вечер он поскакал на Церковный Двор. Рано утром мальчик вернулся со свертками масла и сыра, которые Халльгерда спрятала в свою пустую кладовую.
– Ты поджег постройку? – спросила она.
– Да, хозяйка, все хорошо загорелось. Я видел отблески огня от реки, где остановился, чтобы починить обувь. Пламя взвилось высоко, а вокруг бегали люди. Я слышал их крики. Думаю, кухня тоже сгорела.
– Очень хорошо, – сказала Халльгерда. – Вижу, ты полезный человек. Ну, теперь Откель из Церковного Двора получил по заслугам.
Откель был потрясен потерей своих кладовых. Он посчитал, что пожар возник случайно, от искры, вылетевшей из кухни и попавшей в один из амбаров. Но днем к нему с пастбища пришел человек, сообщил о следах копыт у реки и принес кинжал и пояс Мелкольва, которые раб оставил, когда чинил обувь.
– Я узнаю этот нож! – вскрикнул Откель. – Он принадлежит Мелкольву, которого я продал Гуннару… Гуннару… Почему единственный человек Гуннара, который знает, где находятся мои кладовые, появился здесь в ночь пожара?
Он бросился на пепелище и стал бегать вокруг него. Строения были полностью разрушены, и хозяин не мог найти многого, но убедил себя и без доказательств.
– Кладовую сначала обокрали, а потом подожгли, – заявил Откель.
– Если мы сможем свалить это на Гуннара, – сказал его друг Скамкель, – то ославим его на всю Исландию, как вора.
– Для этого нам нужны доказательства, – ответил Откель, выпрямляясь и потирая брови испачканной пеплом рукой. – Все случившееся понятно, но для суда у нас ничего нет.
– Слушайте меня, – сказал Скамкель, – и скоро у нас будут все необходимые доказательства. Я знаю людей Гуннара. Они любят поиграть в великодушие, раздавая еду прямо у дверей дома. Пошли туда бродяг и воров, чтобы они принесли оттуда что-нибудь. Если хорошо сделать дело, можно будет выгнать Гуннара из страны.
Через несколько дней Гуннар вернулся домой с собрания с большой компанией. Халльгерда не могла удержаться и выставила на стол лучшие продукты.
– Где ты взяла масло и сыр? – удивленно спросил муж, поскольку знал, что ничего подобного в доме давно не было.
– Занимайся своими делами и оставь домашние заботы мне, – ответила Халльгерда, так как была уверена, что он не станет ссориться с ней в присутствии гостей.
– Где ты взяла эту еду? – громко крикнул Гуннар. Странные слухи о пожаре у Откеля уже распространились по округе, и, хотя никаких имен не упоминалось, ходили слухи, что соседские кладовые могут оказаться полными.
Халльгерда ничего не ответила, но Гуннар заметил на ее лице виноватое выражение. Он сделал два быстрых шага и ударил жену по щеке.
Халльгерда отпрянула назад, споткнулась о табурет и неуклюже шлепнулась на пол на глазах у гостей. Звук пощечины раздался в полной тишине. В этой же тишине женщина поднялась и отряхнула пыль со своего ярко-синего платья.
– Два человека умерли за меньшее, чем пощечина, – четко проговорила она. – Можешь быть уверен, я припомню этот удар, даже если ждать придется двадцать лет.
– Уберите эту еду со стола! – крикнул Гуннар слугам, повернувшись спиной к жене. – Наши гости извинят меня за скудное угощение, о котором я предупреждал их по дороге.
Масло и сыр унесли со стола. Их заменило копченое мясо, которого у Гуннара было в достатке.
– Принесите эля, – приказал хозяин. После этой команды языки развязались, и мужчины начали громко разговаривать обо всем на свете, кроме еды.
На следующий день Откель и Скамкель сидели на сыроварне и укладывали сыр в формы, которые Откель позаимствовал у жены. Халльгерда продолжала строить из себя благородную леди, и бродяги принесли необходимые доказательства.
– Он наш! – крикнул Скамкель. – Этот сыр точно подходит под нашу форму, и совершенно ясно, что его сделали в ней.
– Надо за это выпить, – с радостью ответил Откель. – Я пожертвую дюжину таких кладовых, чтобы насолить этому гордецу Гуннару. Его славе великого в нашей округе будет положен конец.
В сыроварню вошел слуга:

– Гуннар с Речного Склона во дворе, хозяин. С ним толпа людей. Он только что слез с коня.
Откель отбросил форму для сыра в сторону и вскочил.
– Спокойно, спокойно, – сказал его друг. – Не надо торопиться. Уже точно доказано, что Гуннар вор и должен ждать, когда ты выйдешь к нему.
– Верно, – согласился Откель. – Скажи ему, что я сейчас приду.
Когда он наконец появился во дворе, его встревожило то, что слуги провели Гуннара в дом и теперь ему придется выпивать с гостем. Но Гуннар не заставил хозяина долго ждать объяснений.
– Сосед Откель, – начал он, – я узнал, что моя жена обокрала тебя с помощью ирландского мальчика. Прошу тебя, поверь, что я ничего не знал об этом, и расскажи людям о том, что я принес тебе извинения.
– Прекрасное предложение, – сказал Скамкель через плечо друга. – Все в округе твои друзья, а не Откеля. Ты все хорошо рассчитал.
– Хорошо, – спокойно произнес Гуннар, но немного покраснел. – Могу я возместить твои убытки в двойном размере?
Скамкель пошептался с Откелем, и тот наконец сказал:
– Это честный поступок – возместить убытки, но я позволил бы сделать это только благородным людям.
– Мне нет дела до твоего советчика. – Гуннар холодно взглянул на Скамкеля. – Но если хочешь, можешь возместить свои убытки сам.
– Ничего подобного! – воскликнул Откель. – Я хотел бы сначала посоветоваться со своими двоюродными братьями Гейром и Гицуром, которые помогут мне довести это дело до суда.
– Если речь идет о суде, – сказал Гуннар, – ты можешь вспомнить, что у меня тоже есть друзья. Ты отказываешься от честного предложения, и если выдвинешь обвинение, то у меня найдутся свидетели, которые в состоянии доказать, что тобой движет только зависть. Не думаю, что тебе от этого будет большая польза.
На следующий год на тинге до того, как дело дошло до председателя, события стали развиваться, как и предсказывал Гуннар. Гейр и Гицур возмутились поведением Откеля и стали настаивать, чтобы спор был решен в пользу Гуннара. Тот открыто изложил факты, и Откелю самому пришлось возмещать потери от пожара да еще заплатить Гуннару за свою клевету. Обвиняемый поменялся местами с обвинителем. Гейр и Гицур потребовали от своего родственника, чтобы впредь он не смел мстить. Откель и Скамкель уныло побрели домой, и никто бы уже не вспомнил это дело, если бы не случай.


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
 Заголовок сообщения: Re: Гуннар с Речного Склона
Новое сообщениеДобавлено: 23 мар 2013, 07:02 
Администратор
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 15 мар 2013, 21:26
Сообщений: 30842
Откуда: из загадочной страны:)
Медали: 39
Cпасибо сказано: 6975
Спасибо получено:
75002 раз в 20744 сообщениях
Магическое направление:: Руническая магия
Очков репутации: 17468

Добавить очки репутации
Случилось так, что следующей весной Откель и Скамкель со своими шестью родственниками ехали в гости. Небольшая часть их пути лежала через земли Гуннара. Мужчины скакали рядом, и вдруг конь Откеля чего-то испугался и галопом понесся по пашне.
На другой стороне маленького холма Гуннар косил овес и, низко согнувшись над землей, просеивал зерна через сито. Он услышал стук копыт, но не понял, что кто-то сбился с дороги. Откель же, в свою очередь, не знал, что впереди кто-то есть, когда перемахнул через холм и увидел на своем пути Гуннара. Избежать столкновения было уже невозможно. Конь ударил Гуннара в плечо и повалил на землю, а шпора всадника порезала мочку уха и почти оторвала ее.
Откель в смятении остановился, а за ним прискакали его спутники, чтобы посмотреть, что случилось. Гуннар с достоинством встретил их. По его шее текла кровь.
- Сначала ты вызвал меня на суд, - сказал он, - а теперь сбил с ног на моей же земле. Скажи спасибо, что я мирный человек, хотя ты и пролил кровь. Это дает мне право убить тебя в любое время, если ты не принесешь извинения. Предупреждаю на будущее, держись от меня подальше.
- Смотрите, Гуннар дрожит от злости! - выкрикнул Скамкель, встав перед другом, который действительно был смущен происшествием и уже готовился извиниться.
- Действительно отличное зрелище! - воскликнул Откель, поддерживая приятеля.
- Убирайтесь, - сказал Гуннар, - вам повезло, что я не вооружен.
- О, мы уезжаем, сосед! - насмешливо проговорил Скамкель.
Он потянул за собой Откеля, и восемь всадников со смехом удалились.
Гуннар спокойно вернулся домой и перевязал рану. Сначала он не хотел никому ничего рассказывать, но потом решил, что лучше бы о происшествии стало известно во избежание дальнейших неприятностей. Тогда Гуннар обо всем рассказал, и многие возмутились поступком Откеля. Он ранил соседа и даже не извинился.
- Если бы это был кто-то другой, а не Гуннар, - говорили люди, - можно было бы подумать, что он испугался Откеля.
Через несколько недель Гуннар вышел со двора и увидел скачущего к нему галопом пастуха.
- Я видел восемь человек, подъехавших к броду через реку! - выкрикнул мальчик, натягивая поводья рядом с хозяином. - Четверо из них были в ярких одеждах, а другие в неокрашенных домотканых.
- Это Откель и Скамкель возвращаются со своими друзьями, - ответил Гуннар. - Спасибо за предупреждение. Я не забуду твою преданность.
- Это еще не все! - крикнул мальчик. - Скамкель и Откель рассказывают всем, как ранили тебя. По их словам, ты плакал от боли, как девчонка. Скамкель даже сложил песню об этом.
- Ну, это уж слишком! - в ярости воскликнул Гуннар. - Иди отдыхай. Ты выполнил свою работу. А теперь я займусь этим делом.
Гуннар оседлал коня и пошел в дом за оружием. Он взял щит, меч и копье, которое задрожало в его руке. В злобе Гуннар сильно ударил им в стену. Из комнаты вышла его мать.
- Что случилось, сын мой? - спросила она, с тревогой провожая Гуннара до двери.
Он оперся копьем о землю, вскочил на коня и стремительно поскакал вниз по склону холма.
Мать Гуннара вернулась в дом.
- Ты слышал удар копья? - спросила она. - Он ускакал с оружием и в доспехах. Боюсь, быть беде.
- Я поскачу за ним, - сказал брат Гуннара Кёльслегг.
- Пришла пора Гуннару доказать свое мужество, - заявила Халльгерда.
Гуннар спустился к броду, как раз когда Откель со своими спутниками добрались до противоположного берега. Три женщины доили коров у реки. Две из них встали и увидели, как Гуннар привязал коня к дереву. Третья быстро сообразила, в чем тут дело, и побежала за помощью, чтобы остановить убийство.
Гуннар направился по дорожке, вымощенной плоскими камнями, которая вела к броду.
- Я здесь! - крикнул он Откелю. - Теперь мы проверим, может ли вся ваша компания заставить меня пролить хотя бы одну слезу.
Восемь человек спешились и бросились на Гуннара.
- Стой! - приказал он первому из них. - С тобой я не ссорился, но не пожалею никого, если мне придется сражаться за свою жизнь.
- Я не могу стоять в стороне, когда ты сражаешься насмерть со Скамкелем, - ответил другой и бросил в Гуннара большое копье.
Удар был таким сильным, что оружие пробило щит. Гуннар яростно отбросил его в сторону и бросился вперед, так размахивая своим мечом, что глаз не мог разглядеть лезвия. Меч пришелся нападавшему по запястью. Человек со стоном повалился на дорогу, под ноги остальным.
Там, где стоял Гуннар, дорога была узкой и земля по обочинам - неровной. Атаковать отсюда было трудно, но Скамкель забежал за спину противнику и поднял топор. Гуннар заметил это маневр, развернулся, поднял копье и подставил его под удар. Древко отразило удар топора. Тот вылетел из рук нападавшего и упал в реку. Мгновенно выпрямившись, Гуннар вонзил в Скамкеля копье, поднял врага над землей и бросил на дорогу. Люди оттащили умирающего Скамкеля в сторону. Тогда Аудольв из Эстерлинга бросил свое копье в Гуннара. Тот поднял руку, поймал его за древко и нанес ответный удар. Острие пробило щит Аудольва и вошло ему в грудь.
Когда Эстерлинг упал, Откель бросился вперед, нагнувшись, чтобы ударить Гуннара по коленям. У Гуннара не было времени отступать, он подпрыгнул и пронзил Откеля копьем сверху.
Позади Гуннара раздался громкий крик. Это его брат налетел словно ветер на одного из врагов.
- Отличный бой, брат! - крикнул Кёльслегг. - Это пятый. Осталось еще трое!
Братья объединились против оставшихся троих врагов, которые были прижаты к реке. В это время женщина, которая убежала за помощью, добралась до двора ближайшего жителя и позвала его. Это был друг Откеля.
- Помоги, сосед Мёрд. Твой родственник Гуннар пришел сражаться с Откелем и его друзьями возле брода.
- Мне наплевать на тех, кто убивает и кого убивают, - мрачно ответил Мёрд, который ненавидел Гуннара и водил дружбу с Откелем и Скамкелем только ему назло. - Пусть дерутся.
Он повернулся спиной к женщине и вошел в дом, оставив ее во дворе.
Она отдышалась, стала выкрикивать проклятия в его адрес и снова звать на помощь. Мёрд закрыл ставни на окнах, чтобы не слышать ее криков. Все его люди в это время находились на работе, и он это прекрасно знал. Женщина чуть не задохнулась от крика, но никто на помощь так и не пришел.
А у брода схватка уже закончилась. Братья вымылись в реке и направились к коням, оставив на поле битвы мертвых. Гуннар вскочил в седло и поскакал домой. Кёльслегг следовал за ним более осторожно.
- Хорошая скачка, брат, - сказал он, когда Гуннар спустился по крутому склону и слез с коня, потому что дорога стала очень каменистой.
- Так сказал Скамкель, когда Откель сбил меня с ног, - тихо ответил Гуннар. - Они смеялись надо мной.
- Счет оплачен, - удовлетворенно сказал Кёльслегг.
Гуннар вздохнул.
- Брат, - произнес он, - почему об убийстве я думаю больше остальных?
Когда Гейр и Гицур узнали о гибели Откеля, Скамкеля и их шести друзей у брода, они не стали терять время и сразу обратились в суд. На тинге дело было решено в пользу Гуннара. Месть Откелю и остальным за рану, нанесенную шпорой, и насмешки была признана справедливой. Но все согласились, что Скамкель был ни в чем не виновен. Гуннар и его враги формально примирились, но многие предупреждали его, что они так это дело не оставят.
- Сын Откеля будет мстить, - сказал друг Гуннара. - Твой родственник Мёрд, который ненавидит тебя, окажет ему помощь. Многие поддержат его, поскольку помнят, что твоя жена обокрала Откеля. Тебе лучше жить тихо и избегать врагов, которые завидуют твоему богатству и славе.
- Из-за них я не изменю свои привычки, - возразил Гуннар. - Но если смогу, то буду избегать сына Откеля.


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
 Заголовок сообщения: Re: Гуннар с Речного Склона
Новое сообщениеДобавлено: 23 мар 2013, 07:02 
Администратор
 
Аватара пользователя


Зарегистрирован: 15 мар 2013, 21:26
Сообщений: 30842
Откуда: из загадочной страны:)
Медали: 39
Cпасибо сказано: 6975
Спасибо получено:
75002 раз в 20744 сообщениях
Магическое направление:: Руническая магия
Очков репутации: 17468

Добавить очки репутации
Только три года спустя сын Откеля в открытую стал выражать свою ненависть к Гуннару. Хотя Гуннар процветал, как прежде, он понимал, что многие родственники убитых им людей хотят, чтобы у него появилось побольше врагов. Говорили, что Гуннара съедает его собственная гордость, а Халльгерда чересчур заносчива. Мужчины склонны быстро превращать споры в ссоры, и Гуннар, каким бы миролюбивым он ни был, никогда не отступал, когда считал себя правым. Когда сын Откеля решил, что пришло время для мести, ему не составило большого труда собрать единомышленников и организовать заговор.
На этот раз суд приговорил Гуннара к крупному штрафу и трехлетнему изгнанию.
Обвиняемый согласился с решением без единого слова протеста.
- Это правильный приговор, - сказал его управляющий, возвращаясь с ним после суда. - За три года страсти утихнут. А ты и раньше уезжал на такое долгое время.
- Тогда я был моложе, - грустно ответил Гуннар. - Ты присматривал за моим хозяйством, и оно процветало. Сейчас мои сыновья слишком маленькие, чтобы управлять Халльгердой, и горе грозит моим слугам, если она сможет навязать им свою волю.
- Этого можно избежать, - сказал его друг. - Будь уверен, я сделаю все, что в моих силах.
- Я оставлю тебе все необходимые бумаги, - вздохнул Гуннар, - но это очень тяжелая работа.
Он больше не стал обсуждать эту тему и спокойно поскакал домой вместе с Кёльслеггом, который сражался рядом с ним и тоже был приговорен к изгнанию.
Братья спокойно обсудили хозяйственные дела. Гуннар объехал множество отдаленных мыз, повидался с их владельцами и поблагодарил за верную службу. Из каждой поездки он возвращался с тяжелым сердцем, но на следующий день снова отправлялся в путь, потому что у него было много друзей, с которыми он должен был попрощаться перед отъездом.
Наконец наступил день, когда Гуннар отправлялся в изгнание. Его люди вышли во двор. Он на прощание обнялся с каждым, затем резко повернулся, вскочил на коня и не оглядываясь галопом поскакал за Кёльслеггом.
Когда братья грустно ехали вдоль берега реки, конь Гуннара споткнулся и сбросил хозяина. Кёльслегг остановился и тревожно посмотрел на брата. Гуннар медленно поднялся и повернулся к Речному Склону.
- На моих полях зреет урожай, - тихо сказал он. - Сено сохнет на лужайках вокруг моего дома. Скот пасется у маленького ручья, а ивы на его берегах серебрятся в лучах солнца. Всю свою жизнь я любил Речной Склон, но никогда он не казался мне таким далеким. Я никуда не поеду, Кёльслегг.
- Мы должны ехать, - сказал его брат. - В противном случае на тинге следующим летом Гейр и Гицур объявят тебя преступником. Когда тебя можно будет убить, не боясь наказания, твои враги соберутся вместе и нападут.
- Я не поеду, - повторил Гуннар. - У меня большое хозяйство. Слуги меня любят. Никто не посмеет напасть на мой дом. Если же они убьют меня, я, по крайней мере, буду знать, что должен был погибнуть в изгнании, но этого не случилось. Это подсказывает мне сердце, когда я оглядываюсь назад, на свои поля.
- Тогда я должен ехать один, - сказал Кёльслегг, - потому что поклялся сделать это и не нарушу свою клятву. Но, брат, я не уверен, что вернусь, поскольку предчувствую, что ты погибнешь.
Гуннар повернул своего коня обратно, а Кёльслегг поскакал к берегу, но оба ехали медленно, так как знали, что больше никогда не увидятся.
Гейр и Гицур были уважаемыми людьми и не испытывали личной ненависти к Гуннару. Однако, когда Гуннар не подчинился приговору, они решили, что должны покончить с враждой навсегда. Они объявили Гуннара нарушителем закона и собрали его врагов, всего сорок человек, которые намеревались напасть на него при первой возможности. Мёрд оказался доносчиком. Как ближайший сосед, он следил за Гуннаром и его приближенными.
Наконец, это было следующей осенью, он сказал, что пришла пора, потому что люди Гуннара разъехались по своим островам. Там накопилось очень много сена, и для его уборки требовались рабочие руки. Гуннар, видимо посчитав себя в безопасности в собственном доме, остался. Он думал, что об этом никто не узнает, но Мёрд все узнал с помощью некоторых слуг.
- Итак, - сказал он, - если убрать сторожевую собаку, можно окружить дом Гуннара и напасть на него.
Незадолго до рассвета банда убийц остановилась на размытой дороге, ведущей в Речной Склон.
- Ступай, Торкелль, - прошептал Мёрд, - схвати собаку и приведи ее сюда. Твоя жизнь зависит от того, залает она или нет.
Торкелль был мелкий землевладелец, который дружил с Гуннаром. Он часто приезжал к нему в гости. Мёрд с сообщниками взяли его с собой, чтобы Торкелль убрал хозяйскую собаку. Он подчинился, опасаясь за свою жизнь, и пошел по дороге, хрипло окликая пса, который спал во дворе:
- Эй, Сэм. Добрый Сэм.
Торкелль услышал рычание собаки и позвал ее снова. Животное потянулось, зевнуло и, узнав друга, пошло ему навстречу. Торкелль попятился, испуганно оглядываясь по сторонам.
Они вышли на дорогу, когда кто-то закашлял. Пес остановился и зарычал.
- Эй, добрый Сэм! - снова сказал Торкелль, ожидая в любую секунду получить удар копьем в спину. Со злобным рыком пес бросился на предателя и вцепился ему в горло.
Торкелль споткнулся и упал, но подбежавший на помощь человек зарубил животное топором. Пес упал на землю со страшным воем. Люди переглянулись.
- Быстро! К дому! - крикнул Гицур. - Если Гуннар слышал вой, он мог убежать.
Дом Гуннара представлял собой большой зал с колоннами. Над залом располагалась мансарда с узкими окнами, где спали Гуннар, его мать и Халльгерда.
Гуннар проснулся от странного воя и сразу понял, что его собака погибла. Он быстро поднялся, взял лук, копье и встал в ожидании у окна.
Убийцы окружили дом, но держались на расстоянии, чтобы оставаться незамеченными. Они ждали, но все было тихо. Один человек подошел к Мёрду, стоявшему рядом с Гицуром, и прошептал:
- Двери закрыты решетками, но в доме, кажется, пусто. Ты уверен, что Гуннар дома?
- Откуда я знаю? - резко ответил Мёрд. - Может, он передумал и поехал на острова со своими людьми.
- Позволь мне забраться на крышу пристройки, - мягко предложил человек. - Если мне удастся добраться до верхнего окна, я смогу заглянуть внутрь.
Остальные сели на землю, а доброволец осторожно отправился вперед и начал карабкаться на низкую крышу, на которую падала густая тень.
Гуннар услышал приглушенный звук, когда человек добрался до края и ухватился за балку над головой. Красный плащ дюйм за дюймом приближался к окну. Гуннар выбрал время и изо всех сил нанес удар. Человек с тихим всхлипом отпустил балку и рухнул вниз.
Сидевшие на земле, плохо видевшие разведчика в темноте, решили, что он просто потерял равновесие. Они смотрели, как человек поднялся и поковылял обратно к Гицуру.
- Ну, дома Гуннар? - спросил тот.
- Его копье… дома, - выдохнул разведчик. - Остальное выясните… сами.
Он прижал руки к груди и упал на землю. Люди повскакивали с мест, подбежали к нему и в смятении обнаружили, что он мертв.
С яростными криками банда бросилась через двор к дому. Первый почти сразу упал, сраженный стрелой, а двое или трое споткнулись о его тело. Другой нападавший был ранен в плечо, еще один в руку, так что вся группа разбежалась по амбарам и пристройкам, чтобы найти под их крышами укрытие от стрел лучшего стрелка на севере.
Некоторые попытались предпринять второй штурм, даже произвели несколько выстрелов по узким окнам, но обе попытки провалились. Нападавшие не могли добраться даже до стены коридора, где могли скрыться от глаз Гуннара под низкой крышей. Никто не мог послать стрелу точно в узкое окно с такого расстояния. Но как только кто-нибудь из них высовывался из укрытия, его тут же поражал Гуннар.
- Мы должны сжечь дом! - крикнул Мёрд.
- Никогда! - возразил Гицур. - Это трусливый поступок для сорока мужчин, вышедших сражаться против одного.
- Тогда нам не остается ничего другого, как атаковать снова, - заметил Мёрд.
После этого наступила тишина.
- Смотрите! - вдруг крикнул Гицур. - Видите? Рука с золотым кольцом высунулась из окна и подобрала одну из наших стрел на крыше. У него кончаются стрелы, иначе Гуннар никогда бы не вышел из укрытия. Бежим к стене. Ему нечем стрелять.
Мужчины с громкими криками выскочили из сараев и пристроек. На этот раз они добрались до стены и укрылись от стрел, но по-прежнему не могли приблизиться к Гуннару, поскольку защищавшая их крыша скрывала и его. Выйти же на нее означало верную смерть.
- Дайте мне подняться! - крикнул наконец человек по имени Торбранд.
Он прислонил к стене доску, быстро взбежал по ней и оказался на крыше. Левой рукой Торбранд ухватился за стену для равновесия, а правой, в которой был меч, слепо ударил в окно, за которым стоял Гуннар. Тетива на луке Гуннара лопнула. Он бросил бесполезное теперь оружие, схватил копье и пронзил им противника. Тот упал с крыши.
Когда Торбранд упал, его брат Асбранд взбежал по доске и прыгнул на покатую крышу. Гуннар тоже встретил противника копьем, но у того был щит, которым он отразил удар и вцепился в балку. Копье все же пробило щит и попало в грудь Асбранду. Он упал на своего брата, и некоторое время под стеной царила тишина.
Гуннар на мгновение отвернулся от окна и оглядел комнату. Его мать лежала на кровати в углу, а Халльгерда застыла у стены. Гуннар был ранен в руку и бок, но двигался свободно. Стрелы лежали перед ним, а лук с порванной тетивой валялся там, где его бросил хозяин.
- Халльгерда, - произнес Гуннар, подумав даже в этот напряженный момент о красоте ее голубых глаз и длинных локонов, спадавших на колени. - Халльгерда, дай две пряди своих волос и помоги матери сплести из них тетиву.

Пожилая женщина быстро встала с кровати, но Халльгерда смотрела молча и не двигалась.
- От этого что-то зависит? - спросила она.
- От этого зависит моя жизнь, - уверенно ответил Гуннар. - Если я смогу удержать их, то спасусь, но, если они начнут наступать по двое или по трое с крыши, рано или поздно мне придет конец. Их больше тридцати против меня одного.
Халльгерда встала.
- Ты дал мне пощечину перед слугами и гостями, - напомнила она. - Помнишь, как я тебе тогда сказала, что два человека умерли за меньшее оскорбление? Помнишь, я обещала отплатить тебе, даже если придется ждать двадцать лет? Теперь пришло мое время, и я с удовольствием говорю тебе, что мне нет дела, долго ты продержишься против врагов или нет.
- Ты демон! - крикнула пожилая женщина. - Все беды Гуннара начались после твоего воровства в Церковном Дворе.
- Оставь ее, мама, - спокойно сказал Гуннар. - Я мог бы взять волосы, если бы хотел, но у каждого есть своя гордость. У меня тоже. Даже если это необходимо, я не возьму того, в чем мне так решительно отказали.
- Посмотри в окно, сын! - воскликнула его мать.
Три человека показались в оконном проеме. Двое были вооружены копьями, а третий бил топором по раме, чтобы расширить окно. Гуннару нужно было бы отбить остальных, но он повернулся к человеку с топором, который отскочил назад. На его место прыгнули еще трое. На этот раз Гуннар сбросил их, но окно было таким широким, что он не посмел встать около него, словно цель для вражеских стрел.
Гуннар отступил в сторону и ждал, когда на крыше раздадутся шаги. В проеме появился противник. Гуннар ударил, но человек упал вперед, и копье прошло над ним. Пока Гуннар вытаскивал его, в комнату запрыгнул другой враг, а через мгновение за ним и третий. Гуннар отступил к стене и выхватил меч. Какое-то время он отражал натиск нападавших, но очень скоро их набилось так много, что у защищавшегося уже не было шансов спастись, несмотря на всю его силу и мастерство.
Гуннар погиб как герой.
Мужчины подняли мечи и молча смотрели на убитого.
- Перед нами лежит великий человек, - произнес наконец Гицур. - Слава о его последней битве будет жить до тех пор, пока на этой земле живут люди.
Мать Гуннара не обращала внимания ни на Гицура, ни на остальных. Она повернулась к Халльгерде:
- Убирайся из этого дома. Если ты останешься в Речном Склоне, люди Гуннара, вернувшиеся с островов, убьют тебя, - только и сказала бедная старая женщина.
Халльгерда уехала в тот же вечер, оставив мать скорбеть над телом сына.
Героя похоронили с подобающими почестями. Лунными ночами пастухи и пастушки слышали над высоким могильным холмом веселый голос Гуннара. Каждую ночь слышались его песни. Его друзья и близкие говорили, что Гуннар счастлив в ином мире.


Cпасибо сказано
Вернуться к началу
 Профиль  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти:  

VFL.RU - ваш фотохостинг

Последние темы


Погадать с котэ..

VFL.RU - ваш фотохостинг
Чтобы получить совет у котэ, нажмите на него.

Сними стресс - собери викинга!

Сними стресс- собери викинга

Мы в соц.сетях

Банеры

Яндекс.Метрика

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
GuildWarsAlliance Style by Daniel St. Jules of Gamexe.net
Guild Wars™ is a trademark of NCsoft Corporation. All rights reserved.Весь материал защищен авторским правом.© Карма не дремлет.
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB